Киев запутался во лжи: особый статус Донбасса «превратится в тыкву»

Если мы говорим о минских договоренностях, меня беспокоит непрозрачность процесса, признается политолог Дмитрий Джангиров.

Многие депутаты, которые поддерживали минские соглашения, поддерживали те виртуальные соглашения, о которых рассказал президент. И они не представляют, что в каком порядке делается.

«Но там, где государство вступает в реальные отношения с другими государствами, нет места для словопрений. Там есть сначала буква закона, а потом, если по букве сделать не получается, то дух закона.

И Украина, скорее всего, не сможет выполнить даже в этом варианте, одностороннем, как представляет себе Киев, предоставление особого статуса. Потому что триста голосов во втором чтении отданы за изменение в конституцию. Все это имеет смысл ровно до 2 февраля. 2 февраля поправка в конституцию превращается в тыкву.

По Конституции написано, что 2 февраля начинается новая сессия парламента. И если что-то не принято в эту сессию, то надо по новой. Откуда он возьмет нужные голоса – не понятно, потому что было 265, но ситуация ухудшилась и многие поняли, что голосовали не за то, что написано на самом деле, а за то,  о чем им рассказали», - объясняет эксперт.

На местных выборах будут избраны органы государственной власти Украины. Это не может нравиться официальному Киеву. С юридической точки зрения, если парламент примет эти изменения в Конституцию, то даже если нет соответствующего закона, официальный статус начинает действовать, и отменен он может быть только после внесения очередных изменений в Конституцию. Отменять ее можно будет также, как принимали эту.

«Тут очень интересный момент. Когда продавливали при участии Нуланд внесение изменения в конституцию, президент с трибуны Рады сказал, что никакого особого статуса не будет. Потом всякие партийные цодики разъясняли, что это есть только на переходный период, а потом мы все это можем отменить»,  - отмечает Дмитрий Джангиров.

По его словам, многие депутаты, которые голосовали «За», были уверены, что все это можно будет переиграть, отменить и так далее. Говорили, что особый статус будет действовать только когда начнет действовать закон. Теперь ситуация поменялась и европейцы говорят: Все. То, что вы приняли, это навсегда.

«Еще один момент. США, когда поддерживали Украину в минском процессе, они поддерживали позицию Порошенко, который говорил о том, что все временно. Но в августе произошла смена куратора по минскому процессу. Вашингтон отошел, вместо него теперь Берлин. И у Берлина другие представления о том, как будет правильно. Вашингтон одобрял то, что Киев не вел прямых переговоров с ДНР, ЛНР, он призывал не вести эти переговоры. Официальный Берлин требует вести прямые переговоры. И прямые переговоры начались. И доказательством тому является факт, что представителям самопровозглашенных республик презентована концепция местных выборов и она обсуждается. Это и есть прямые переговоры», - рассказывает Дмитрий Джангиров.

И когда говорят «а кто там их подписал, кто такой Кучма?», ответ простой: Кучма – это официальный представитель Украины, уполномоченный действующей властью вести переговорный процесс. И никто из тех, кто намекает: «да мало ли кто их подписал», в Европарламенте не осмелится повторить свои намеки.

Если документы подписаны полномочным представителем, оспорить их нельзя.