Не союз, а партнерство: Россия увеличивает свое участие в экономике Ирана

Информационное агентство Trend News Agency сообщает, что Россия готова предоставить Ирану государственный кредит на сумму в 5 млрд долларов для углубления кооперации между странами.

Об этом заявил российский президент Владимир Путин на встрече со своим иранским коллегой Хасаном Рухани.

Путин также констатировал, что стороны выбрали 35 приоритетных проектов в сферах энергетики, строительства, портовых терминалов и железных дорог, где экономическое сотрудничество между странами будет развиваться в первую очередь.

Кроме того, страны собираются диверсифицировать межгосударственную торговлю и впредь будут проводить межгосударственные сделки в национальных валютах.

Старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, профессор Владимир Сажин отмечает, что постсанкционный Иран – очень заманчивый рынок для практически всего мирового бизнеса.

В качестве преимуществ Ирана можно назвать и географическое положение – выходы на Север, Юг, Запад и Восток, и запасы углеводородов, и очень образованное населения, например, в Иране самое большое количество учащихся на 1000 человек в мире.

«Более того, Иран – это не пустыня, здесь инфраструктура народного хозяйства находится в хорошем состоянии, пусть она и значительно устарела за время санкций», - резюмирует Сажин.

Естественно, снятие санкций с Ирана, даже начало таких переговоров, привело к тому, что еще в прошлом году многие бизнесмены из транснациональных компаний ринулись в Иран.

«Конечно, Иран больше всего заинтересован в сотрудничестве с Западом, а также с Южной Кореей, Китаем и Индией, поскольку ему нужны инвестиции, причем, практически во все отрасли экономики, а не только в нефтегазовый сектор, запросы которого подчас доходят в интерпретации некоторых чиновников из Тегерана до 200 млрд долларов», - заключает Сажин.

Также Ирану требуются высокие технологии, а это тоже может дать только Запад и США, поскольку американский бизнес также заинтересован в этой стране.

«В этой связи у России не самые большие возможности в экономике Иране, но существуют сектора, где у нас неплохие перспективы. Это в первую очередь энергетика, причем не только ядерная, но и тепловая, где стороны уже договорились о модернизации нескольких ТЭС, которые были построены еще советскими специалистами. Есть будущее и в некоторых областях нефтегазовой сферы, где у нас тоже есть преимущество. Нельзя забывать и про исследование Космоса, поскольку в прошлом году было подписано соглашение о создании тяжелых геостационарных спутников для Ирана, есть разговоры и про содействие в запуске иранского космонавта, что Тегеран планирует сделать в середине будущего десятилетия. Также можно отметить железнодорожный транспорт и сельское хозяйство, поскольку в Иране в некоторых регионах собирают по 3-4 урожая в год, и там существует неплохая перерабатывающая промышленность», - описывает ситуацию Сажин.

Преимущество сотрудничества с Ираном в области сельского хозяйства от других секторов экономики заключается также в том, что в эту сферу могут войти не только крупные госкорпорации, но и наш малый и средний бизнес, что, в свою очередь, может снять часть нагрузки с государства. Также можно наладить связь между конкретными регионами и Ираном по поводу импорта продуктов питания.

А так иранцы, по словам Сажина, являются очень сложными партнерами и жесткими прагматиками.

«Для них самое главное – выгода, и им безразлично, где брать инвестиции и технологии, поэтому никакой особой любви к России они не испытывают. Это бизнес и все, так что, если что-то лучшее предложат на Западе, то Тегеран сразу же устремит туда свой взгляд», - полагает Сажин.

В этой связи для нас самую большую опасность представляет нефтегазовый сектор Ирана, который сейчас не производит нужные объемы нефти и газа, но в случае инвестиций в месторождения, строительства заводов по сжиженному газу и нужного числа танкеров, Иран может составить нам серьезную конкуренцию России, в том числе, и на европейском рынке газа.

Поэтому наше сотрудничество с Ираном не стратегический союз, а взаимовыгодное партнерство.