Опробованный вариант: российская экономика использует турок по назначению

Россия может смягчить санкции против ряда турецких компаний, которые задействованы в строительстве объектов для чемпионата мира по футболу 2018 года.

Впрочем, турецкие компании смогут работать в нашей стране только при условии создания совместных предприятий, в которых 75% + 1 акция будут принадлежать российской стороне.

Причем, это новшество будет касаться компаний, которые хотят получить коммерческие и государственные контракты. В отношении контрактов, заключенных до 30 ноября 2015 году, будет действовать старый порядок.

По некоторым данным речь в данном решении идет о трех десятках турецких компаний, чье общее участие на российском рынке составляет сумму в 60 млрд рублей.

Доцент кафедры внешнеполитической деятельности РАНХиГС Павел Грибов отмечает, что для мировой экономики модель, которую придумало российское правительство, является достаточно оригинальной. По крайней мере, до текущего момента никто ее не применял, другой вопрос, что принятие такого решения выглядит неудивительным.

«У нас, в связи с тем, что турецкий бизнес активно работает в России, возникла проблема – мы не можем быстро от него отказаться даже в текущей политической ситуации. Причем, главным образом это касается сферы строительства, поскольку многие объекты для чемпионата мира по футболу, проведение которого является политически важным, строят турецкие компании», - отмечает Грибов.

По словам Грибова, объекты к чемпионату мира турки строят довольно быстро и качественно, а заменить их не получится. В этом контексте можно вспомнить историю со стадионом футбольного клуба «Зенит» в Санкт-Петербурге, где были очень большие проблемы с проектом, в том числе, и по причине частой смены подрядчика, поэтому этот объект будет сдан вместо запланированного 2009 года только в 2017 году.

«Конечно, теоретически можно было отказаться и от этих компаний, но на практике это невозможно сделать без ущерба для собственных планов, поэтому был найден выход в виде создания такого совместного предприятия», - считает Грибов.

Здесь также можно вспомнить пример с телекоммуникационными компаниями и со СМИ, ведь недавно также приняли закон, что иностранцам нельзя владеть более 25 процентов акций российских предприятий подобного типа.

«Многие иностранные владельцы продали такие свои активы, но часть из них создали как раз совместные предприятия для того, чтобы иметь возможность работать на российском рынке. Так что, в случае с турками наше правительство применило уже опробованный вариант», - отмечает Грибов.

Другой вопрос, что Грибов считает, что в случае с турецкими строительными компаниями – это не более чем способ довести начатые проекты до конца, а не своеобразный компромиссный вариант для капитала из страны, подпавшей под действие российских санкций.

Кроме того, такая политика станет достойным ответом турецким инсинуациям по поводу мер российского правительства в отношении Турции – напомним, что совсем недавно Анкара пообещала отстоять интересы своего бизнеса в России через ВТО и международные суды.

«Мы этим показываем, что, несмотря на введение санкций, способны ввести диалог, а отдельные проекты разрешать, поощрять и даже поддерживать в виде создания таких совместных предприятий. Так что, скорее это даже нам играет на руку в случае, если со стороны Турции будут какие-либо иски в нашу сторону», - заключает Грибов. 

В целом, перед нами – логичное и правильное решение российского правительство.