Покаяние Эрдогана еще может спасти «Турецкий поток»

Заместитель главы турецкой миссии в Вашингтоне Тугай Тунджер сегодня заявил, что Анкара по-прежнему рассматривает «Турецкий поток» как коммерческий проект. Турция, по его словам, готова в любой момент провести переговоры, чтобы согласовать детали соглашения. Но от одного желания Анкары теперь мало что зависит.

В качестве примера конструктивного обсуждения подобного контракта Тунджер вспоминает проект «Голубой поток», согласованный десять лет назад. Имеет ли смысл сравнивать эти два проекта, и есть ли какое-то будущее у «Турецкого потока», «Экономике сегодня» рассказал руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник:

«Голубой поток» один из первых крупных российских крупных транс черноморских проектов, но он запитывает только Турцию. «Турецкий поток» отличается от него тем, что он был запущен с расчетом на европейское продолжение, а не только на на удовлетворение энергетических запросов турецких потребителей. Это принципиальная разница. Второй момент, «Турецкий поток» в изначальном варианте был проектной мощностью, близкой к 63 млрд кубометров в год. То есть он полностью перенимал параметры «Южного потока».

Впоследствии «Газпром» принял решение все-таки уменьшить мощность с 4 до 2 ниток, приблизительно до 32 млрд кубометров газа по годовой прокачке. Одна линия на 16 млрд кубов заходила бы в Турцию, ее бы полностью забирал турецкий потребитель, а уже следующие 16 млрд кубометров шли бы дальше на турецко-греческую границу и там бы мы уже ждали европейскую инфраструктуру.

То есть европейцы должны были бы синхронизировать со своей стороны темпы подводки газовой магистрали. «Газпром» отказался от практики подкладки газопровода с учетом требований Еврокомиссии, то есть целиком на себя не брал продолжение «хвоста». Вот так строилась модель.

В силу политических проволочек со стороны Турции и давления Брюсселя «Газпром» в определенной степени принял решение поменять свою экспортную стратегию по обходу Украины. Мы пришли к необходимости расширить мощности на балтийском направлении. Я имею в виду проект «Северный поток -2».

Сейчас после инцидента со сбитым российским самолетом турецкими ВВС политическое обострение в отношениях привело к тому, что проект «Турецкий поток» приостановлен. По его будущему возможна теперь масса вариаций, но заявления турков о возобновлении переговоров неактуальны. Их в Кремле слушать не будут до тех пор, пока не будет урегулирован политический кризис, который имеет верховенство над всеми последующими моментами, будь то энергетическая или экономическая кооперация.

Пока Эрдоган не обратится с инициативой покаяться, компенсировать моральный вред и принять свою ошибочность, то есть пока не поступят на высшем уровне официальные извинения от Анкары, говорить о развитии энергетической кооперации не стоит. Мы будем продолжать ставить акцент на «Северном потоке-2», который имеет гораздо более успешные перспективы. Хотя если с Турцией политический кризис все-таки будет урегулирован, то вернутся к «Турецкому потоку» можно. Но уже с оглядками, теперь мы будем понимать, что турки далеко отнюдь не столь дружелюбны и никаких гарантий того, что у нас впоследствии не возникнет различных конфликтов по транзиту нашего газа, никто давать не будет.

Остается очень много НО, и скорее всего, в ближайшее время мы никаких подвижек здесь не увидим. Я даже считаю, что сейчас больше шансов вернуться к кооперации с болгарами по возобновлению «Южного потока» в том или ином виде».