Новая стратегия Турции: хоть тушкой, хоть чучелом - лишь бы в ЕАЭС

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу сегодня встретился в Астане с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. По итогам встречи он заявил, что отношения с Казахстаном развиваются по всем направлениям и открывают для Турции дорогу на Евразийское экономическое пространство.

Как сообщают в пресс-службе Назарбаева, в ходе встречи обсуждались вопросы основные направления двустороннего сотрудничества, в том числе развитие связей в области транспорта, энергетики, туризма и строительства инфраструктуры. Какова цель визита турецкого премьера в Казахстан, стоит ли ждать какой-то реакции от Москвы, и каким образом Анкара собирается проникать на рынки ЕАЭС, «Экономике сегодня» рассказал заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин:

«Я думаю, что если реакция и последует, то она будет носить неформальный характер. Я вполне допускаю мысль, что если Россия всерьез не заинтересована в том, чтобы Турция через обходные пути попала на пространства ЕАЭС, то нашим казахстанским друзьям будет высказано мнение на этот счет.

Здесь стоит обратить внимание на следующую тенденцию. Тот же самый Давутоглу еще пару недель назад общался с новым министром экономики Киргизии и прямым текстом сказал, что турецкий бизнес заинтересован в расширении своего присутствия в Киргизии. Из расчета того, что она является членом Евразийского экономического союза со всеми возможными отсюда преференциями. Речь шла о расширении присутствия турецкого бизнеса в сфере киргизского легкой промышленности, говорилось о создании смешанных предприятий на киргизской территории с прицелом именно на рынок ЕАЭС.

В связи с сегодняшним заявлениям, можно утверждать, что разговор с киргизским министром экономики не единичный случай. Ставка сделана на стратегию «хоть тушкой, хоть чучелом», но компенсировать убытки турецкого бизнеса на российском направлении возможностью использовать преференции, которые есть в области взаимной торговой политики между странами ЕАЭС.

Есть свой интерес и у Казахстана, который предпринимает попытки соскочить с сырьевой иглы, развивая производственный сектор экономики и соответственно заинтересован в поступлении инвестиций откуда угодно. Китай, например, рассматривает возможность переноса некоторых производственных мощностей на казахстанскую или киргизскую территорию. Очевидно, что турки пытаются использовать китайский сценарий.

Но не стоит переоценивать финансовых возможностей турецких инвесторов. Ряд объектов производственной сферы они, конечно, попытаются интегрировать в свой бизнес, но в Казахстане осталось не так много интересных объектов. Кроме того, турки слабо инвестирует в серьезные проекты. Общий объем турецких инвестиций не очень велик в сравнении с китайскими и даже российскими, несмотря на снижение российской инвестиционной активности в течение последних двух лет по объективным причинам.

У Турции есть определенные позиции на казахском направлении, но преувеличивать их нельзя. И Анкара, если не утратила еще чувство реальности, понимает, что казахстанское руководство с точки зрения реализации национальных интересов ставит на наиболее верные и годами отработанные направления, приносящие им и бюджету максимальные плюсы. Для Казахстана основными партнерами в сфере внешнеторгового оборота остаются коллективный ЕС, Россия и Китай. Турция же находится где-то на 6-7 ролях».