Почему в Турции и Бельгии прогремели теракты?

На прошлой неделе террористы «Исламского государства»* совершили две атаки: 19 марта – в Турции, 22 марта – в Бельгии. Такая последовательность терактов с небольшой разницей во времени может быть простым совпадением, однако ИГИЛ** имеет склонность к более развитой стратегии в своих действиях, нежели другие террористические группы, а также может координировать атаки. Почему ИГИЛ выбрал Бельгию и Турцию своими мишенями, отвечает Business Insider.

Издание отмечает, что у террористов есть шпионы в обеих этих странах. Турция является мусульманской страной, где ИГИЛ может вербовать турок, а также посылать своих шпионов в Турцию, если это необходимо. В Бельгии проживает значительное число мусульман, которые могут стать объектом для вербовки и размещения тайных агентов. Но, конечно, это верно в отношении многих других стран.

Интересно то, что эти атаки были совершены против стран, которые ИГ**ИЛ считает стратегически важными. Значение Турции очевидно, она является одной из основных держав на Ближнем Востоке. У Турции даже были налажены отношения с ИГ, но впоследствии они разрушились. Ударами по Турции ИГ демонстрирует своим последователям, что способен нанести удар по противнику. И это, как надеются в ИГ, подтолкнет турецких джихадистов к активным действиям, что в политическом и военном плане парализует способность Турции нанести удар по ИГ в Сирии и Ираке. ИГ пытается изменить поведение Турции, поскольку она оказывает большое влияние в регионе. Кроме того, завербованные турки – это символ поддержки ИГИЛ не только со стороны арабов.

Бельгия является не только одной из главных стран Европы, как Франция, но и в каком-то смысле столицей Европы. В Брюсселе располагается штаб-квартира секретариата Европейского Союза. Кроме того, недалеко от нее находится штаб-квартира НАТО. Нанеся удар по Брюсселю, ИГИЛ ударил прямо в сердце Европы. ИГИЛ рассматривает Европу в качестве врага не только потому, что это символ христианства, но и потому, что она враждебна ИГИЛ, полагает Business Insider.

И тут мы подходим к сути дела с точки зрения стратегии. Турция и Европа вместе образуют потенциальную силу сопротивления ИГИЛ. Единственная возможность, которая есть у ИГИЛ, чтобы сдержать это сопротивление, – это проведение террористических операций против них. Если операции будут успешны, то они будут действовать в двух направлениях. Во-первых, они создадут свою фракцию в каждой стране, где настроены враждебно к ИГИЛ. Во-вторых, они будут использовать значительную часть населения, которую можно было бы завербовать. Даже если это невозможно сделать сразу, неминуемые контроль и репрессии в сторону этой части населения приведут к тому, что их можно будет завербовать.

ИГИЛ находится под значительным давлением со стороны традиционных сил, и границы группировки, как видно, будут сжиматься со стороны Сирии и Ирака. ИГ должно дестабилизировать потенциальных врагов, поставив во главу символику. Атаки туристов возле площади Таксим в центре Стамбула – первая стратегия. Атака на столицу Европы – вторая. Под давлением ситуации в Сирии и Ираке ИГ должен перейти от своей обычной роли к роли мятежника. Идеальным вариантом действий является сочетание традиционных операций и увеличившегося числа террористических актов за пределами Сирии и Ирака.

В связи с этим у ИГ имеется несколько вариантов развития событий, но удары по Стамбулу и Бельгии были совершены прямо в сердце двух потенциальных угроз, с использованием ресурсов этих стран и выработкой ответных мер. Это то, что может усилить позицию террористов.

* Террористическая организация, запрещена на территории РФ.

** Террористическая организация, запрещена на территории России.