Впервые после Великой депрессии кризис коснулся белых американцев
 /  blogs.ft.com

В течение трех поколений, со времен Великой депрессии, белая половина американцев не сталкивалась с двузначным показателем безработицы, пишет AlterNet, цитируя книгу Тима Уайза «Under the Affluence».

Для миллионов американцев спад, случившийся за последние несколько лет, и его последствия с точки зрения снижения заработной платы, постоянной безработицы, борьбы за доступное здравоохранение, с точки зрения жилья и высшего образования, не представляют собой ничего нового. Для миллионов цветных людей такая экономическая ненадежность, к сожалению, далеко не новое явление, из поколения в поколение, в течение всей американской истории. Несмотря на здоровое состояние экономики, общеизвестно, что безработица и уровни бедности в отношении афроамериканцев продолжают колебаться вокруг или за уровнями рецессии.

На самом деле можно утверждать, что часть того, почему так много людей обратили внимание на кризис в последние годы, и почему это стало темой для беспокойства, существует именно благодаря способу, которым стандартные условия черной и коричневой экономики перетекли в «белое» сообщество американцев.

До тех пор, пока экономические трудности были локализованы в подгруппах с меньшим влиянием и затратами энергии, особенно когда эти подгруппы уже давно столкнулись с историей дискриминации и стигматизации, их не удавалось запечатлеть у большей части населения страны. Но как только началась экономическая ненадежность, величина проблемы неожиданно стала более очевидной. Двузначные показатели безработицы в «белом» сообществе, даже в течение короткого промежутка времени, были действительно новым явлением для многих американцев. «Белые», в большинстве своем, не испытывали такой неуверенности на рынке труда в течение трех поколений, со времен Великой депрессии.

Во время недавно произошедшего краха у «цветных» дела обстояли гораздо хуже, чем у «белых» - они первые потеряли работу и последними были наняты обратно, они видели, как уничтожается подавляющее большинство их уже минимального уровня благосостояния, в частности, в отношении стоимости жилья. По-видимому, этот спад оказал сильное психологическое воздействие на «белых». Именно из-за относительного преимущества большинство белых американцев уже давно воспринимают это как должное, мы были в меньшей степени готовы к своего рода регрессу, которому мы подвергались в течение последних лет.

Это несомненная часть причины, почему согласно недавним опросам, несмотря на продолжающееся относительное преимущество по сравнению с «цветными» на рынке рабочих мест, рынке жилья, в системе образования и где-либо еще, «белые» более пессимистичны на счет будущего, чем когда-либо, и гораздо более пессимистичны, чем члены радикальных группировок.

Чтобы наглядно показать, каким мучительным был спад, особенно для «белых», нужно взглянуть на передовую статью в Newsweek середины апреля 2011 года, касающуюся «выброшенных на берег белых представителей мужского пола». Автор предполагает, что в настоящее время экономический кризис является реальным кризисом, потому что «белые» - даже «белые» в правящих кругах - почувствовали на себе тяготы, причем некоторые даже долгое время были безработными, что ранее считалось явлением только в отношении меньших классов. Тягостная и даже душераздирающая ирония статьи отсеивает ненависть корпоративных руководителей к самим себе, которые, кажется, не могут справиться с поиском работы, как простые смертные. Читая эту часть, становится очевидно, насколько опасной может быть слепая вера в систему. После того, как корпоративные руководители поняли, что тяжелой работы и игры по правилам недостаточно - то, что «цветные» и даже бедные «белые» уже давно поняли - они были плохо подготовлены к этому.

Никто не выбрасывает из головы реальные стрессы, с которыми сталкиваются белые американцы из-за текущих экономических условий. Скорее, эта часть нынешнего затруднительного положения действительно может быть хуже именно потому, что люди не обращали внимания на кризис, когда он затрагивал других. Да и правительство помогало облегчить кризис непосредственно с помощью своих действий. Так, например, в 1999 году в Северной Каролине был принят закон, запрещающий банкам предлагать хищные и вводящие в заблуждение кредиты домовладельцам потому, что кредиторы в этом отношении были ориентированы на бедных и «цветных». Вместо того чтобы приветствовать постановление и стремиться распространить его по всей стране или сравнить с национальным законодательством, федеральное правительство отменило новый закон, проложив дорогу этим видам кредитов еще на несколько лет вперед, которые, в конечном счете, стали опорой экономического кризиса.

«Если бы мы больше заботились, обращали внимание на предупреждающие знаки и противодействовали растущей культуре жестокости по отношению к нуждающимся, возможно, мы бы не были в затруднительном положении, в котором находимся сейчас», - считает Тим Уайз.