Ксения Меньшикова о госзакупках: малый бизнес задыхается от бумажной пыли

 
Санкт-Петербург, 18.06.16 - 13:14

Многие представители бизнеса приехали на Петербургский международный экономический форум с конкретной целью. Одна из таких целей - быть услышанными. Коммерческий директор "Эдванс Групп" Ксения Меньшикова рассказала корреспонденту ФБА "Экономика сегодня" о том, что какие изменения хочет увидеть малый бизнес на рынке госзакупок.

Меньшикова о госзакупках: российский малый бизнес задыхается от бумажной пыли
"Никто не говорит, что нужно делать точно так же, как в Южной Корее,
но пример показателен"

По словам Меньшиковой, ее компания на рынке уже порядка восьми лет и поставляет, как правило, химическую продукцию, контрольно-измерительные приборы или электрооборудование на Росатом для обслуживающих станции объектов, сотрудничает с различными ОГК (оптовыми генерирующими компаниями - прим. ФБА) и металлургическими предприятиями. И главный вопрос, с которым коммерческий директор приехала на ПМЭФ, касается работы малого бизнеса с крупными структурами, так как компания выступает своего рода медиатором между малым и даже микробизнесом и отечественными промышленными бизнес-гигантами. По сути, "Эдванс Групп" и представляет интересы "малых" сих. 

Кластер выживания для малого бизнеса

"Когда я слушала выступление представителя Центробанка, он очень положительно отзывался именно о малом бизнесе и о том, какой большой вклад в экономику любой страны, он вносит. Разрушить малый бизнес означает разрушить экономику в целом. Статистика показывает, что на пять с лишним миллионов компаний малого бизнеса приходится около 18 млн сотрудников, то есть, в среднем, компания малого бизнеса - это компания, в которой работает три человека. И это - основной источник рабочих мест: ты работаешь сам и даешь работу еще двоим", - поделилась Меньшикова. 

Работать такому бизнесу с крупным без какого-либо посредничества почти невозможно. В качестве примера она привела ремонт ТЭЦ в одной из компании Росатома. "Для ремонта ТЭЦ технологи пишут перечень и характеристики необходимого оборудования и материалов. И в одном перечне может быть столько позиций, что нам приходится обращаться, условно говоря, к 20-ти изготовителям. Изготовитель, например, крупный завод не смог бы обеспечить ремонт этими товарами, так как по одной потребности слишком уж много позиций, к тому же все эти позиции нужно поставить на несколько складов в определенное, зачастую - разное, время. И здесь как раз и нужен малый бизнес - то гибкое звено, которое способно обеспечить такую поставку. Мы это закупим, разместим у себя на складе или же арендуем это место, привезем тогда, когда это надо, и туда, куда надо. Все риски оказываются на нас, так как контракт, по которому мы работаем с заказчиком составлен по их форме, контракт, по которому мы работаем с изготовителем - тоже составлен по форме изготовителя. Изготовитель не несет никаких рисков: товар купили - значит всё нравится. У заказчика тоже маленькая ответственность, если он, например, задерживает оплату. Зато у нас и обязанностей, и ответственности хватает. Это и делает нас необходимым звеном на этом рынке", - считает директор. 

Меньшикова о госзакупках: российский малый бизнес задыхается от бумажной пыли
"Стоит рассмотреть, чтобы хотя бы в закупках до 10 млн
 участие было бесплатным" 

"Нас с радостью приглашает крупный бизнес: "Приходите, участвуйте". Но иногда мы смотрим: "У вас же такая специфическая позиция... и цена довольно низкая. Может, вам надо на завод?". Они говорят: "Завод отсрочку не дает, а еще у них партия - 20 тонн, а нам нужно 10 тонн в июне и 10 в августе". Конечно, в таких условиях просим повысить цену. У нефтяников же, вообще, отсрочки по 180 дней. А еще и задерживают: "Как деньги придут - тогда и заплатим" или "Когда налоги заплатим, тогда и вам". Привычно, но получается, что на малый бизнес пытаются скинуть все проблемы, то есть и на нас, как на посредников", - посетовала она. 

Конкуренция в госзакупках только растет

Меньшикова призналась, что с кризисом и с ужесточением условий и удорожанием участия в тендерах появилась надежда, что, по крайней мере, станет меньше конкурентов на рынке - уйдут те однодневки, которые не готовы постоянно работать в сложившихся условиях: "Ничего подобного не произошло. Все-таки перестраивается мышление у людей, и начинают создавать новые компании, ориентированные именно на госзакупки и репутацию в виде истории поставок. Для нас это, конечно, к большому сожалению, но что делать, и тенденция, в общем-то, положительная для рынка".

Между тем, число площадок множится. "Мы как раз говорили в рамках сессии ПМЭФ, что у нас сегодня 163 закупочные площадки. У Татарстана почему-то свои собственные закупочные площадки, у остальных регионов - общие. В прошлом году, когда было проведено исследование этого вопроса, было 150. И речь шла о том, что их число надо снизить, потому что предприниматели, малый, средний бизнес вынуждены оплачивать доступ к закупкам на всех этих площадках. Это огромные деньги и за этим очень сложно следить! К тому же, площадки не несут ответственности за риски, а мы несем. А некоторые площадки берут плату просто за участие - не за то, что ты победил в тендере, а за то, что ты просто в нем поучаствовал. Может быть, стоит рассмотреть, чтобы хотя бы в закупках до 10 млн рублей участие было бесплатным. Потому что малому бизнесу, микробизнесу очень тяжело эти выплачивать, замораживать. Ведь бывает, что кроме участия оплачивается еще и обеспечение: эти деньги вернутся, но они какое-то время будут заморожены. Естественно, для нас это сложно, потому что получить кредит малому бизнесу очень тяжело", - объяснила трудности Меньшикова.

Как обижают малый бизнес

Меньшикова о госзакупках: российский малый бизнес задыхается от бумажной пыли
"Просто очень хочется, чтобы было поменьше бюрократии" 

Случается, что заказчик при этом отменил конкурс, просто по своим внутренним причинам, как накануне говорили - нашел у себя же на складе и отменил закупку, вроде как "Мы просто экономим деньги". "Как они следят за компанией, если не знают, что у них на складах?! Это отговорки, что мы "очень большая компания и не можем за всем уследить". В большой компании работает много людей как раз для того, чтобы за всем следить. Это там, где работают три человека, гораздо сложнее всё уловить, особенно - при растущем бизнесе", - считает она. 

Платить за конкурсы, которые так и не были проведены, особенно обидно. Кроме того, есть такие закупки, где документацию готовят - порядка 400 страниц. И таких бюрократических нюансов - множество. "Зачем им столько бумаги? Плюс ты еще должен заверить все свои документы, часто - нотариально. Выписку из ЕГРЮЛ просят в бумажном виде с печатью налоговой. Зачем, если на сайте налоговой можно получить выписку по любой компании меньше чем за 30 секунд? Заходишь на сайт налоговой, вводишь ИНН - и загружается выписка! Огромное количество лишних действий! Мы тратим огромное количество часов и дней на подготовку вместо того, чтобы согласовывать технические моменты, заниматься вычислением этой поставки", - считает представитель "Эдванс Групп".

Порой вся эта бюрократия скрывает под собой и вполне конкретные намерения - отклонить по формальным критериям предложения других участников. "Иногда продляют сроки подведения итогов, и ты видишь, что было четыре участника, троих, у кого цена была ниже, отклонили из-за какой-нибудь запятой, а выиграл тот, у кого была самая высокая цена", - у компании уже был и положительный опыт обращения в ФАС, и отрицательный. 

Пусть Россия и не Южная Корея...

"Мы изучали в прошлом году опыт Южной Кореи. Там одна электронная площадка, и предприниматель загружает единожды туда все свои документы, а потом госорганы автоматически сами обновляют информацию. И для участия в тендере компании пишут только техническое предложение, все документы заказчик сам берет из кабинета поставщика на сайте площадки, потому что зачем заполнять для каждого тендера одно и то же? Никто не говорит, что нужно делать точно так же, как в Южной Корее, но пример показателен", - убеждена Меньшикова.

"Может, это всё звучит резко, но мне нравится большинство наших заказчиков. Есть много настоящих производственников, с которыми приятно работать. Просто очень хочется, чтобы было поменьше бюрократии - в ней проблема", - полагает она.

Тем не менее, в будущее малый бизнес смотрит с оптимизмом, для которого есть все основания. По ее словам, положительно на отечественном малом производственном бизнесе сказались российские контрсанкции: у некоторых компаний продажи за последнее время выросли в десятки раз. Если же умерить бюрократический пыл и снизить нагрузку на малый бизнес, хотя бы упростив стандарты, то потенциально эффект может быть еще большим.

Ирина Юрова


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнёров

ФБА «Экономика сегодня»
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77 - 65410 от 18.04.2016.

Правило использования материалов
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+


Информационные тексты, опубликованные на сайте rueconomics.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на сайтах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных
ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов с сайта rueconomy.ru требует письменного разрешения редакции
"Экономика сегодня". При любом цитировании материалов на сайтах сети Интернет активная ссылка не закрытая от индексации на "Экономика сегодня" обязательна.


Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru
Курсы валют ЦБ РФ
Дата:00:0000:00
Курс доллара0.000.00
Курс евро0.000.00
Курс фунта0.000.00
Курс бел. рубля0.000.00
Курс тенге0.000.00
Курс юаня0.000.00
Курс гривны0.000.00
Курс франка0.000.00
Курс йены0.000.00
Курсы валют на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Наверх