Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо "раскрыли" теракты 11 сентября
 /  Robert/CC BY-SA 2.0

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Наталья Рогожина в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметила, что письмо Халида Шейха Мохаммеда бывшему президенту США Бараку Обамы не должно удивлять, поскольку в этом показательном документе сконцентрирована идеология современного радикального исламизма.

США обвинили в терактах 11 сентября

Отметим, что Халид Шейх Мохаммед является организатором эпохальных терактов в США 11 сентября 2001 года и в настоящий момент содержится в тюрьме Гуантанамо, которая расположена на одноименной американской военной базе на острове Куба.

Этот деятель в 2015 года написал Обаме письмо на 18 листах, где назвал его «президентом страны-тирана и угнетателя» и возложил на США ответственность за эти теракты, поскольку их причиной является война Вашингтона против всего мусульманского мира и все те военные операции, которые армия США провела за пределами своих государственных страниц.

Кроме того, в числе преступлений США фигурирует поддержка Израиля, угнетение народа Палестины и убийство лидера запрещенной в нашей стране террористической организации «Аль-Каида» Усамы бен Ладена – кстати говоря, во время Афганской войны 1979-1989 годов тесно связанного с агентурой ЦРУ.

Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо раскрыли теракты 11 сентября
Современный Иран возник после событий 1979 года

Для исламистов США на сегодня – это «враг номер 1»

«США для исламистских террористов действительно считается «врагом номер 1». Эти люди вообще делят врагов на две категории – это внешние и внутренние враги. Внешний враг – это именно Соединенные Штаты и весь Запад целиком, но американцы здесь, безусловно, превалируют, а к внутренним врагам относятся все те люди внутри их государств и обществ, которые не разделают их политические и культурные идеи, вплоть до мусульман, которые думают «немного не так», - констатирует Рогожина.

Здесь сразу вспоминается ситуация, которая возникла в Иране в 1979 году после свержения шаха Мохаммеда Реза Пехлеви и событий Исламской революции.

Тогда новые иранские власти во главе с аятоллой Рухоллой Хомейни объявили США «большим шайтаном», а СССР – «малым шайтаном», что привело к инспирированному захвату американского посольства тегеранской толпой, неудачной попытке Вашингтона освободить дипломатов силами своего спецназа и крупному внешнеполитическому кризису. Мир на тот момент просто не знал, что ему делать с таким новым и непонятным феноменом, как фундаменталистский государственный строй в Иране.

Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо раскрыли теракты 11 сентября
Администрация президента США Джимми Картера не знала, что ей делать с фундаменталистским Ираном

Восприятие мира у радикалов не сильно меняется

«В современном исламском радикализме такое же разделение, как в этом примере Ирана по вопросу внутренних и внешних врагов. При этом, радикалы в зависимости от ситуации отдают предпочтение борьбе либо с внешним врагом, либо с внутренним. В качестве примера можно вспомнить исламистских террористов, которые сейчас действуют на юге Таиланда – здесь видно, что для них главный враг не США, а те внутренние силы в этой стране, которые им противостоят», - резюмирует Рогожина.

При этом, данным личностям совершенно без разницы, кто эти силы – местные буддисты или даже мусульмане, это просто все, кто не разделяет их политическую идеологию.

«По этой причине с ними очень сложно бороться, и из-за этого радикалы представляют очень большую опасность, поскольку с психологической точки зрения они зациклены только на одной идее, что они – правы, а все остальные люди – «кафиры», т.е. неверные, с которыми нужно бороться любыми методами. При этом, до последнего – с кровью, насилием, убийствами и террором», - заключает Рогожина.

Исламизм не пойдет по иранскому пути

Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо раскрыли теракты 11 сентября
Рахбар Ирана аятолла Али Хаминеи

Впрочем, если взять тот же Иран, то за последние 37 лет идеология в этом государстве ушла на второй план, хотя главой государства там продолжается оставаться не президент, а рахбар, т.е. верховный правитель, причем этот пост сейчас занимает прямой преемник Хомейни – аятолла Али Хаминеи.

Другой вопрос, что радикализм ушел из внешней политики Ирана, а все действия и заявления официального Тегерана обусловлены рациональным расчетом и геополитическими реалиями, а не фундаменталистской идеологией.

Именно по этой причине оказался возможным текущий союз между Москвой и Тегераном в рамках сирийской конфликта.

Поэтому возникает вопрос, а может ли по этой схеме «цивилизоваться» исламский радикализм или из-за того, что он не связан с каким-то государством, а существует в рамках обществ и культурной среды мусульманских стран, он будет и дальше набирать свои «обороты».

Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо раскрыли теракты 11 сентября
Феномен ИГ* – это первый государственный опыт исламистских радикалов

ИГ – это первый случай исламистского «государства»

«ИГ, т.е. запрещенная в России террористическая организация «Исламское государство»*, это первый случай, когда личности, исповедующие подобную идеологию полного непримирения, стали обладать своим государством. Они ведь на территории Сирии и Ирака собирают налоги, ведут хозяйственную деятельность и у них даже есть собственные деньги. И этот пример, к сожалению, является достаточно заразительным для других таких структур», - констатирует Рогожина.

Поэтому все современные исламские радикалы, так или иначе, ориентируются на ИГ и деятельность этих боевиков.

«Это создает в исламских странах почву, которая порождает нетерпимость ко всему другому и очень сложно будет найти здесь какой-то компромисс с такими салафитски настроенными исламистами», - резюмирует Рогожина.

Это культурный, а не социальный феномен

Привет из прошлого: в тюрьме Гуантанамо раскрыли теракты 11 сентября
Индонезия – это самое большое мусульманское государство мира

Кроме того, нельзя говорить, что у этой тенденции есть конкретные социальные причины, поскольку, как замечает эксперт, совершенно разные данные показывают по этому вопросу все современные исламские страны.

«В юго-восточной Азии эту идеологию, например, разделяют отнюдь не маргинальные слои. Та же Индонезия, которая является самой крупной мусульманской страной в мире, здесь очень показательна. Это 250 млн человек, которые разделяют ислам суннитского толка, а те теракты, которые произошли там в 2002 году на острове Бали были инспирированы людьми, до этого воевавшими на стороне моджахедов в Афганистане. И вообще в этой стране сейчас идет волна исламизации и радикализации общества, что отнюдь не связано с какими социальными потрясениями и появлением расслоений в этой стране, грубо говоря, на бедных и богатых», - заключает Рогожина.

Таким образом, подобная идеология будет еще долгие годы служить вызовом для всего цивилизованного мира, включая, как Соединенные Штаты, так и Россию.

* Организация запрещена на территории РФ.