18 +
Поиск

События 2020-2021 годов указали на недостатки ускоренного отказа стран от традиционных энергоносителей. Почему Евросоюз трансформирует «зеленую» стратегию в пользу газа и атома, а Россия получает преимущество в развитии ВИЭ - в материале ФБА «Экономика сегодня».

Современная «зеленая» повестка стала постоянной только для Европейского союза, который стремится к полной климатической нейтральности к 2050 году. Страны рассчитывают создать экономику с нулевыми выбросами парниковых газов в соответствии с Парижским соглашением и европейской стратегией.

Брюссель подключит к достижению цели все отрасли: от энергетики до сельского и лесного хозяйства, инвестируя в реалистичные технологические решения, расширяя возможности граждан и согласовывая действия в таких ключевых областях, среди которых промышленная политика, финансы и исследования.

Декарбонизация, как показывает практика Евросоюза, процесс долгий. В рамках Парижского соглашения его запустило сразу несколько государств, в числе которых США, Китай, Россия и другие. Инвестиции в строительство солнечных, ветряных и гидроэлектростанций растут с 2010 года - компании вкладывают в два раза больше, чем в энергетику на ядерном и ископаемом топливе. Но не потому, что «зеленая» энергетика надежнее, а из-за ее дороговизны.

В будущем тенденция может измениться, поскольку в Европе на фоне разразившегося в 2021 году энергетического кризиса из-за ускоренного «зеленого» перехода начали обсуждать возможность изменения основной стратегии. Европейская комиссия предлагает считать экологичными атомную и газовую энергетику за счет их включения в «Зеленую таксономию», которая является перечнем «зеленых» проектов для инвесторов.

Однако пока что нововведения остаются лишь устной инициативой - законодательные нормы европейцы планируют переделать в 2023 году. До тех пор страны следуют ранее оговоренному маршруту и наращивают объем возобновляемых источников энергии.

Лидером в развитии отрасли остается Китай, который, в отличие от государств коллективного, Запада вкладывает в три раза больше в солнечную, ветряную и гидроэнергетику. Более 30% электроэнергии в Поднебесной получают за счет эксплуатации возобновляемых источников. На втором месте - США, на третьей позиции - Бразилия.

Следующими в рейтинге стоят развивающиеся страны и государства третьего мира. Например, активно инвестируют Маршалловы и Соломоновы острова, Руанда, Гвинея-Бисау, Африка и Азия, которые заинтересованы в развитии «домашних» систем из солнечных модулей, аккумуляторных батарей и светодиодного освещения.

Но, например, в Норвегии, Канаде, Бразилии и Российской Федерации для производства 90% электроэнергии используют гидроэлектростанции. Те же механизмы, н не так активно, применяют в Индии, Италии, Японии и Соединенных Штатах. В Германии же большая часть электроэнергии вырабатывается на ветрогенераторных установках, а доля гидроэнергетики не превышает 7%-8%.

Внедрение возобновляемых источников не так однозначно. Осторожные инвесторы и внимательные потребители «зеленой» энергии могут заметить некоторые негативные проявления, в частности сравнительную дороговизну, а также непостоянство. Как показал 2021 год, природа переменчива, а «зеленые» установки нестабильны.

Эффективность разных видов ВИЭ, на что указывает энергетический кризис в Европе и Азии, напрямую зависит от сезонных и погодных условий. Очевидно, что солнечные элементы не произведут энергию в пасмурный день, а ветрогенераторы не закрутятся в штиль. К чему приводит полноценное переключение на ВИЭ, мы можем увидеть на примере Великобритании, Германии и других европейских стран.

Поэтому инвесторы не сразу решаются вкладываться в развитие новой отрасли. Прежде всего они руководствуются опытом компаний, работающих с традиционными ископаемыми. В секторе, который функционирует на протяжении десятилетий все ясно и просто - он относительно стабилен и окупается без рисков. А сооружение нового оборудования под стандарты современной альтернативной энергетики сопряжено с крупными тратами и высокой вероятностью убытков.

Даже в 2022 году крупные предприниматели предпочитают вкладываться средства в поиски и разработку новых месторождений газа и нефти, в особенности в рамках слабой отраслевой законодательной базы в Российской Федерации, которая только недавно начала переживать трансформацию в соответствии с международным трендом.

Для сравнения, во многих европейских странах власти изменили налоговое законодательство и ввели квоты на выброс СО2 в атмосферу. Там общий объем использования ВИЭ достигает 20%-40%, а тарифы на «зеленую» выше традиционных в 3-3,5 раз.

Россия обладает значительным природным потенциалом, но активнее всего развиваются ветро- и гидроэнергетика. Остальные направления только начинают разрастаться. Ускоренному расширению альтернативной отрасли как в мире, так и в России мешают большое количество ископаемого топлива для тепловых электростанций, а также отсутствие четких государственных стимулов.

Впервые доля энергии, полученной за счет работы российских солнечных и ветровых установок, достигла 1% или 5 ГВт в общей выработке в 2019 году. Программа поддержки ВИЭ в России стартовала в 2014 году. В период с 2014 по 2021 год генераторы в общей сложности запустили 3,58 ГВт зеленых мощностей.

В 2021 году в стране запустили 57 новых возобновляемых источников энергии (ВИЭ) общей мощностью 1,4 ГВт. Как следует из отчета Центра финансовых расчетов, за последние восемь лет инвесторы построили в России 3,6 ГВт новых ВИЭ. Предприятия за такую энергию заплатили 76 млрд рублей.

Общая установленная мощность Единой энергосистемы Российской Федерации, по данным «Системного оператора», достигает 246,6 ГВт. Доля выработки ВЭС и СЭС в энергобалансе в 2021 году равна 0,5% или 5,87 млрд кВт⋅ч. Аналитики Центра финансовых расчетов предполагают, что к 2028 году объем ВИЭ в стране может вырасти до 8,36 ГВт.

В 2020 и 2021 годах объем ввода ВИЭ находится на уровне 45% от совокупных вводов, при этом, как заявлял директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики Алексей Жихарев, «превышение этого уровня возможно в сценарии ускоренного внедрения системы оплаты углеродных выбросов внутри России и ужесточения правил европейского трансграничного углеродного регулирования».

Постепенное переключение на «зеленые» источники требует запуска высокотехнологичного производства электроэнергетического оборудования и электроники. Если в других странах это происходит исправно, в России возникают некоторые временные лаги, прежде всего из-за необходимости создавать установки в условиях импортозамещения. Тем не менее, трансформация электроэнергетического сектора происходит целенаправленно и размеренно, что исключает негативные последствия.

В экспертном сообществе заявляли, что драйвером преобразования отрасли станут рост возобновляемой энергетики в энергобалансе страны, создающий потенциал экспорта соответствующего оборудования.

В перспективе производство собственных установок загрузит мощности энергетического машиностроения, электротехнической и кабельной промышленности, обеспечит диверсификацию производств предприятий оборонно-промышленного комплекса и снизит зависимость электроэнергетических компаний от импортных запчастей и электроники.

Предприятиям при этом важно соответствовать международным стандартам и повышать технико-экономические характеристики систем накопления электроэнергии. Создать необходимые условия для перехода к новой энергетической парадигме позволит государственное участие в разработке новых технологий ВИЭ, а также строительстве возобновляемой генерации.

Ну а пока европейские страны в рамках консультаций по поводу изменений в таксономии спорят о необходимости признания газа и атома относительно экологичными, Россия прорабатывает методы сокращения выбросов парниковых газов до 2050 года. Прогнозируется, что к этому времени уровень выбросов СО2 упадет на 60% от уровня 2019 года и на 80% от уровня 1990 года.