Восточный фронт: Иран и Минобороны РФ объединят силы для удара по ИГ в Сирии

"Иран уже около века развивает и укрепляет военно-стратегическое сотрудничество с Минобороны РФ, допуск России в воздушное пространство – логичный результат этой работы, - рассказал ФБА "Экономика сегодня" заслуженный военный летчик РФ, генерал-майор Владимир Попов. – И дело не только в разрешении на беспрепятственные перелеты, но и в предоставлении аэродромов подскока".

Сегодня секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил, что Тегеран может разрешить России использовать свое воздушное пространство для поддержки наземных операций в Сирии. Подобные договоренности наиболее активно реализовывались двумя государствами летом 2016 года, когда Тегеран официально предоставил в распоряжение российских Воздушно-космических сил России военный аэродром Хамадан. Тогда дальние бомбардировщики Ту-22М3 и фронтовые бомбардировщики Су-34 нанесли групповой авиационный удар по объектам ИГИЛ* в провинции Дейр-эз-Зор. Министр обороны РФ Сергей Шойгу отметил тесный контакт с иранскими военными в ходе операций, и взаимопонимание с коллегами из исламской республики стало залогом и других успешных операций российских военных в Сирии.

"Вероятнее всего, Тегеран вновь предоставит российским ВКС свои военные аэродромы - этим Иран убивает сразу несколько зайцев. Во-первых, российские бомбардировщики начинают эффективно прикрывать силы иранского спецназа, которые проводят в Сирии спецоперации по уничтожению террористов запрещенной в РФ организации "Исламское государство"* (ИГ*). Кроме того, российская авиация может "работать" по целям, которые передает разведка Ирака – военные базы террористов, оружейные склады, караваны снабжения.

То есть ВКС РФ и наземные силы Ирана получают оперативно-стратегическое взаимодействие, которое напрямую скажется на эффективности антитеррористических мероприятий в Сирии для обеих стран", - отмечает заслуженный военный летчик.

Возврат в Хамадан – политика и экономика

Восточный фронт: Иран и Минобороны РФ объединят силы для удара по ИГ в Сирии
В Иране не все были согласны с тесным военно-техническим сотрудничеством по антитеррористической операции в Сирии

Российские ВКС базировались на иранском военном аэродроме Хамадан около недели, что вызвало шквал возмущения со стороны Запада, в том числе США. 22 августа иранская сторона заявила о прекращении использования Россией своей авиабазы. При этом Тегеран заявил, что при необходимости военные самолеты могут туда вернуться. Официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков подчеркнул: дальнейшее использование авиацией России авиабазы Хамадан в Иране "будет осуществляться на основе взаимных договоренностей по борьбе с терроризмом и в зависимости от складывающейся обстановки в Сирии".

"Минобороны РФ и Ирана не афишируют, что отношения стран по военной линии активно укрепляются. Особенно эта работа активизировалась с нынешним составом военного командования российских вооруженных сил. К примеру, Иран получил от РФ зенитно-ракетные комплексы "С-300", что является беспрецедентным показателем сотрудничества. От которого, кстати, Тегеран выигрывает довольно много, а Москва получает военно-стратегическое преимущество для операций в Сирии.

Российские ВКС сегодня могут эффективно выполнить любые задачи в Сирии, поднимая самолеты хоть с Дальнего Востока. Но наличие аэродрома подскока даст возможность увеличить радиус подлета к цели, сократит "плечо" доставки боеприпасов. Кроме того, повышается скорость выполнения боевых задач, меняется и "экономика войны" – если аэродром недалеко от цели, то боевые вылеты обходятся значительно дешевле. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что боевые пилоты будут меньше уставать и получать полноценный отдых между заданиями, что скажется на повышении их внимательности и эффективности работы", - отмечает эксперт.

Взаимная выгода

Восточный фронт: Иран и Минобороны РФ объединят силы для удара по ИГ в Сирии
Представитель Минобороны РФ Игорь Конашенков допустил возвращение ВКС РФ в Иран на временное базирование еще летом 2016 года

Летом 2016 года генерал-майор Игорь Конашенков заявил, что ВКС России покинули предоставленную ранее Ираном авиабазу Хамадан потому, что на данном направлении были выполнены все необходимые боевые задачи. Однако специалисты по Ближнему Востоку выдвинули другую версию: внутриполитические противоречия властей Ирана не прошли "проверку страхом" – в Тегеране нашлись влиятельные противники размещения на территории страны иностранной авиации. Сегодня политологи уверены: страх перед растущей угрозой сирийского терроризма устранил почву для конфликтов. А опыт военного сотрудничества показал, что подобное сближение для Ирана очень выгодно.

"Во-первых, демонстрируя столь тесное сближение с Москвой, Тегеран автоматически становится одним из "столпов", диктующих политику на Ближнем и Среднем Востоке. То есть Тегеран становится в один ряд с такими ключевыми игроками региона, как Китай и Индия, а это уже задел на большое политическое влияние. Кроме того, наличие в Иране российской военной техники дает стране иммунитет от любых военных посягательств извне – нападать на государство, где базируется РФ, не решится никто в мире. Ни террористы, ни крупнейшие державы.

При этом, хотя у Ирана и традиционно большой процент техники российского производства в вооруженных силах, опыт ее применения достаточно скудный. Наблюдая, как российские ВКС выполняют стратегические боевые задачи, командование в Тегеране получает бесценный опыт для собственного применения. Минобороны двух государств в ходе совместной работы оттачивают взаимодействие в боевых условиях – а это тоже дорогого стоит.

При этом опыт показывает: при наличии доброй воли двух государств достигнуть взаимовыгодных договоренностей в военной сфере достаточно легко. Если Тегеран примет такое решение, что весьма вероятно, по линии военных атташе эти соглашения появятся достаточно быстро. Утвердить их на правительственном уровне министры обороны Сергей Шойгу и Хосейн Дехган могут росчерком пера. Опыт сотрудничества лета 2016 года на Хамадане показал: как на обстановке в регионе в целом, так и на спецоперации в Сирии такие решения положительно отражаются моментально", - заключает Владимир Попов.

* Террористическая организация, запрещена на территории РФ.