18 +
Поиск

Новейшие нейросети овладели словом на уровне, недоступном человеку. Это стало очередным предвестником грядущей эпохи доминирования ИИ

Новейшие нейросети овладели словом на уровне, недоступном человеку. Это стало очередным предвестником грядущей эпохи доминирования ИИ.

Нейросеть – это математическая система, модель которой основана на расположении нейронов в человеческом мозге. Аналогичные системы используются ведущими IT-компаниями мира для распознавания лиц на фото и видео, голосовых команд, жестов и прочих данных, для понимания которых требуется анализ огромного массива информации с выявлением закономерностей. На этом принципе основана работа большинства систем, которые сегодня делают то, что прежде было доступно только человеку.

Несколько лет работы стартапа OpenAI при поддержке Facebook*, Google и других гигантов индустрии привели к появлению первой полноценно "говорящей" нейросети. Система GPT-3 была запущена в мае 2020 года в Калифорнии и за несколько месяцев стала одной из главных тем в IT-сфере. Несколько месяцев она изучала книги, блоги, социальные сети и другие данные из Интернета, анализировала около триллиона слов – и научилась не только поддерживать беседу, но и стилистически подражать конкретному человеку (не обязательно классику литературы).

К примеру, известный американский психолог и популяризатор науки Скотт Барри Кауфман был поражен после разговора с подражающей ему GPT-3. Разработчикам даже не потребовалось дополнительно настраивать нейросеть: она подстроилась под собеседника самостоятельно, что крайне удивило специалистов. Кстати, данная особенность вызывает опасения на болезненно толерантном Западе, ведь система легко адаптируется под любую, в том числе ущемляющую всевозможные меньшинства, беседу.

В арсенале GPT-3 не только разговоры и ответы на вопросы (это позволяет ей заменить всевозможные службы поддержки), но и перевод, ведение соцсетей, написание статей для серьезных изданий, создание стихов и прозы, осмысленный анализ изображений и даже написание программного кода. Романтические рассказы, сгенерированные нейросетью за секунды, повергли в шок читателей и специалистов. Машины вторгаются в область, до недавнего времени считавшуюся исключительной прерогативой разумной жизни – творчество. Как контент-менеджер, автор этого текста одновременно впечатлен развитием ИИ и озадачен собственным будущим.

Одновременно с перспективами креативного класса ИИ перечеркивает стереотип о неспособности машин понимать юмор и шутить. Одна из новейших китайских нейросетей даже распознает сарказм с вероятностью 86% (тоже мне достижение). Ведущие западные СМИ называют 2020 год точкой отсчета способности машин полноценно поддерживать беседу – к примеру, в формате чат-бота. Еще через пять лет в обиход войдут управляемые компьютером автомобили, а к 2030 году жизни человечества предрекают необратимые и беспрецедентные изменения.

Если в текущем году новые технологии лишат работы 5 млн человек во всем мире, то через 10 лет машины могут занять половину всех рабочих мест в нынешней структуре рынка труда. Предполагается, что к этому времени ИИ продвинется в обучении, адаптации и собственно интеллекте на качественно новые уровни. Единственная область, специалисты в которой могут чувствовать себя в относительной безопасности – IT и программирование. Здесь, как ожидается, рабочих мест станет больше, но требования к профессиональным качествам будут крайне высоки.

Впрочем, опыт последних лет показывает, что развитие информационных технологий может помочь найти работу миллионам людей. Например, "уберизация" такси и экспансия электронных сервисов доставки обеспечили трудоустройство огромному количеству соискателей даже во время пандемии коронавируса, когда многие отрасли оказались парализованы карантинными ограничениями. Возможно, в перерывах между написанием любовных историй, сарказмом и чатами ИИ найдет время для решения задачки по поиску работы нескольким миллиардам (без преувеличения) "кусков мяса".

Другой сценарий более полувека назад описал американский фантаст Роберт Хайнлайн. В знаменитом романе "Дверь в лето" герой попадает в высокотехнологичное будущее, где рынок труда устроен следующим образом: почти всю работу делают машины, к каждой из которых приписан человек. Так как роботы не нуждаются в материальном обеспечении сверх технического обслуживания, всю зарплату за машину получает ее органический коллега, обязанности которого весьма невелики. Хочется верить, что государства будущего будут достаточно социальными, а машины – достаточно снисходительными, чтобы радикальная перестройка рынка труда не породила новых луддитов и Батлерианский джихад.

  • * - соцсеть признана экстремистской и запрещена на территории РФ