18 +
Поиск

По совместным экономическим действиям в рамках БРИКС существуют сомнения, считает старший научный сотрудник Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Вадим Новиков.

Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко на VI парламентском форуме БРИКС предложила создать совместную группу по борьбе с экономическими последствиями COVID-19.

Россия оказала помощь более 40 странам мира в борьбе с инфекцией, схожие проекты осуществляются другими странами БРИКС. Разговор идет о создании комплексной системы раннего предупреждения массовых инфекционных заболеваний, а также подписания меморандума по регулированию медицинской продукции.

Одновременно с медицинскими и санэпидемиологическими вопросами должны решаться экономические проблемы.

Председатель Государственной думы РФ Вячеслав Володин предложил уделить внимание обмену законотворческим опытом в сфере цифровой экономики, искусственного интеллекта и защиты персональных данных.

Эти направления выходят на передний план в рамках современного развития мировой экономики.

В БРИКС (BRICS) входит пять государств мира: Бразилия (B), Россия (R), Индия (I), Китая (C) и Южная Африка (S).

Концепцию в 2001 году предложил экономист Джим О’Нил в материале «Кирпичи для новой мировой экономики». Аббревиатура БРИК (изначально без Южной Африки) звучит как английское слово «brick», т. е. «кирпич», поэтому платформа появилась вследствие игры слов и прогноза по перспективным экономикам мира.

Упомянутым в материале О’Нила странам идея понравилась, и они стали выстраивать отношения, но площадка так и не превратилась в эффективную экономическую структуру, пусть к ней и присоединилась Южная Африка.

«БРИКС – это не организация, это структура, которую один экономист-аналитик счел перспективной. Нет политических предпосылок для того, чтобы БРИКС стала международной организацией. С другой стороны, аббревиатура зажила своей жизнью – проводятся семинары, совещания, конференции, объединяющие представителей стран. Если группа, о которой говорит Матвиенко, будет создана, то как площадка для обсуждения», - заключает Новиков.

В рамках БРИКС на сегодняшний день можно создать только консультационный межгосударственный орган.

«Воплощение его рекомендаций зависит от политического влияния стран и прежде всего Китая», - резюмирует Новиков.

Официально БРИКС ведет историю с июня 2006 года, когда на Петербургском экономическом форуме состоялась встреча министров экономики Бразилии, России, Индии и Китая. В 2008 году на саммите G8 в Японии произошла первая встреча лидеров БРИКС, а в 2009 году был проведен их официальный саммит в Екатеринбурге.

Тогда страны БРИКС позиционировались как самые крупные и успешные развивающиеся экономики. На основе этого стороны хотели сформировать общую позицию по экономическим и политическим вопросам.

«БРИКС – это не что-то, выросшее снизу, а просто придумка аналитика, что есть такие страны. Однако не все они являются соседями. У них есть как общее, так и конфликты с разногласиями. Эта организация не является чем-то большим, чем списком перспективных стран, пусть и не все из них сегодня являются таковыми», - констатирует Новиков.

БРИКС, как отмечает экономист, можно сравнить со «списком отличников», но он ведь он не означает, что такие люди похожи друг на друга, и что они между собой будут обязательно дружить.

Россия от этой платформы не откажется и будет продолжать в ней работать, но возможности тут ограниченные.

Предложение Матвиенко поднимает проблему совместных действий по выходу из «коронакризиса». Международная борьба с пандемией закончилась провалом даже внутри Евросоюза.

С сотрудничеством на уровне ООН дело еще хуже – государства оказались предоставлены сами себе, а активность РФ по оказанию международной помощи является уникальным образцом проявления добрых намерений.

Возник даже вопрос: возможна ли совместная межгосударственная деятельность по выходу из «коронакризиса».

Политолог Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что совместных действий по выходу из кризиса не просматривается.

«БРИКС пока не является структурой, способной взять на себя ответственность за такие решения, особенно учитывая китайско-индийские отношения. Еще есть G20, которая ограничивается рекомендациями, потому что там нет внутреннего единства. Таким образом, выход из кризиса страны будут осуществлять индивидуально», - заключает Брутер.

Если у власти в США останется Трамп, то, как полагает политолог, сто процентов ничего не изменится, а если ему на смену придет Байден, то возможны варианты, а так американцы парализовали данный процесс.

«Байден может быть чувствительным к общим решениям, хотя американская элита не захочет, чтобы кто-то выходил из кризиса за ее счет. В США считают, что все в мире им должны, а они никому. У меня такое впечатления, что как в ЕС, так и в США решения будет предприниматься отдельно. Что касается России, то у нас на сегодня нет партнеров, даже очень хорошие отношения с Китаем не предполагают общей финансовой политики», - резюмирует Брутер.