18 +
Поиск

Растут поставки российской нефти на мировой рынок, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков. РФ сумела преодолеть последствия санкций и выстраивает новые логистические цепочки.

Глобальный дефицит нефти толкает вперед цены на Brent и Urals

Brent продолжает расти в цене

Информационное агентство Reuters сообщает, что европейские санкции и ослабление коронавирусных ограничений в Китае привели к оптимистичному настрою портфельных инвесторов в отношении дальнейшего роста цен на нефть.

Игроков не смущает даже ухудшение прогнозов по крупнейшим западным экономикам.

Хедж-фонды и другие игроки нефтяного рынка на прошлой неделе приобрели контракты на поставку 16 млн баррелей. За четыре недели, которые последовали после 10 мая 2022 года, они повысили свою долю на рынке до 99 млн баррелей.

Покупки нефтетрейдеров были сосредоточены на марке Brent (прирост в 18 млн баррелей к предыдущему показателю).

Марки NYMEX и ICE WTI продемонстрировали падение на 2 млн баррелей, а американский бензин – в 1 млн баррелей. Кроме Brent прирост замечен только по американскому дизельному топливу, чья доля в корзине нефтетрейдеров увеличилась на 1 млн баррелей.

Перекос в сторону Brent связан с шестым пакетом антироссийских санкций ЕС, согласно которому европейцы должны прекратить морские закупки российской нефти через шесть месяцев, а российских нефтепродуктов – через восемь месяцев.

Экспорт российских нефтепродуктов перенаправляется на азиатский рынок – РФ заняла второе место после Ирака в индийском пакете, но это стоит Москве значительных скидок, по оценкам экспертов, они доходят до 40%.

Глобальный дефицит нефти толкает вперед цены на Brent и Urals

Проблемы здесь двусторонние: доля российской нефти в европейских закупках составляла порядка 3,5 млн баррелей в сутки, которых на рынке пока нет, из-за этого цена на эталонную марку Brent сегодня достигла 125 долларов за баррель.

Urals идет в гору вместе с Brent

«Российскую марку Urals стали активней покупать по сравнению с мартом-апрелем текущего года, когда у нефтяного рынка была первичная эмоциональная реакция на украинские события и введение антироссийских санкций», – констатирует Юшков.

Нефтяной рынок нервно отреагировал на 24 февраля 2022 года и последующие западные санкции: российское черное золото воспринималось трейдерами в качестве токсичного, из-за чего закупки в нашей стране масштабно просели.

«Многие европейские трейдеры не брали российское сырье, но после того как Москва сократила поставки на внешний рынок, цены подросли и вышли за рубеж в 100 долларов за баррель, а в США и ЕС стала раскручиваться инфляция», – заключает Юшков.

Есть данные по ФРГ: инфляция там находится на максимуме за 48 лет.

«Санкции против России, которые приводят к сокращению экспорта нефти, создают давление на рынок и приводят к дефициту. Из-за этого на Западе заняты разработкой новых рестрикций, которые не угрожают нам нефтяным эмбарго», – резюмирует Юшков.
Глобальный дефицит нефти толкает вперед цены на Brent и Urals

Топливная проблема вышла на передний план в США и Евросоюзе, и если ситуация затянется, это будет означать рецессию, инфляцию и падение благосостояния населения, которое все меньше и меньше интересуется украинской тематикой.

«Запад пытается реализовать новую схему, согласно которой Россия должна поставлять нефть на мировой рынок, но не должна на этом зарабатывать, однако из-за дефицита нефти дорожает любое сырье, а не только российское», – констатирует Юшков.

Дефицит привел к тому, что российская Urals востребована на азиатском рынке: по данным Reuters, российские поставки в Индию в мае 2022 года составили 500 млн баррелей в сутки и демонстрируют тенденцию к росту. Индия не имеет собственной нефти, зато является одним из главных в мире игроков по нефтепереработке.

Россия перенаправляет экспорт

«Россия отправляет все больше нефти в Азию, а оттуда в ЕС приходят готовые нефтепродукты. Индийцы и китайцы не только перерабатывают российскую нефть для себя, но и посылают топливо на другие рынки. Благодаря нашей скидке эти операции становятся рентабельными, а мировой рынок нефти масштабно переформатируется», – заключает Юшков.

Москва постепенно уходит в Азию, а вместо нее в Москву приходят азиатские и африканские поставщики нефти. Одновременно в ЕС покупаются нефтепродукты, которые делаются в Азии из российской нефти, что подтверждает бессмысленность санкций.

Глобальный дефицит нефти толкает вперед цены на Brent и Urals

Главный вопрос для Москвы заключается в экспортных потерях. В марте-апреле речь шла о том, что европейцы отказались от российского импорта объемом в 2,1 млн баррелей в сутки, а Минфин РФ спрогнозировал снижение добычи почти на 20%.

Второй проблемой является транспортное плечо. У нас есть возможности улучшить логистику, но арабским производителям до той же Индии все равно ближе.

«Проблема скидок существует – дисконт на Urals составляет примерно 30%, Brent сегодня торгуется по 110–120 долларов за баррель, а мы продаем сырье примерно по 80–85 долларов за баррель. Скидка большая, но это все равно высокая цена», – резюмирует Юшков.

В 2022 году российские нефтегазовые доходы будут находиться на высоких уровнях, а вопрос в том, как будет выглядеть наш экспорт после того, как устоится мировой рынок.