18 +
Поиск
Энергетика
Кризис мировой энергетики вывел уголь из тени и заткнул за пояс климатическую повестку

Уголь рано списывать со счетов, с таким посылом 10 октября вышла авторская колонка вице-премьера России Александра Новака в общественно-деловом научном журнале «Энергетическая политика». ФБА «Экономика сегодня» оценило статью вместе с президентом Института энергетики и финансов Марселем Салиховым.

Колонка вышла под говорящим заголовком «Угольная промышленность XXI века: закат или ренессанс». Автор апеллирует к внушительной статистике: по объемам запасов угля Россия занимает второе место в мире, по уровню добычи — шестое, вместе с Индонезией и Австралией страна составляет триумвират крупнейших поставщиков, ведь доля совокупного экспорта трех стран равняется 80%.

В этой связи и на фоне усиления западных санкций в адрес российских энергоресурсов вице-премьер подчеркивает значение угольной промышленности и диверсификации поставок странам-партнерам.

Потребление угля в мире неуклонно растет

В статье автор заостряет внимание на том, что тенденция к отказу от угля, наметившаяся еще в XX веке, пока закрепилась слабо: на данный момент снижается лишь доля угля в мировой энергетическом портфеле, и то — незначительно, но реальные объемы потребления неумолимо растут. Для сравнения: в 1970 году уголь занимал 30% потребляемых в мире энергоресурсов, а в 2020 году показатель просел лишь на 3,5%, составив 26,5 %, а это результат за 50 лет. Потребление угля за это время выросло вдвое, на данный момент его объемы приблизились к 7,95 млрд тонн в год. Александр Новак подчеркивает: несмотря на развитие новых технологий, уголь продолжает оставаться ключевым топливом для генерации электричества, на его долю приходится 36% выработки в России.

Кризис мировой энергетики вывел уголь из тени и заткнул за пояс климатическую повестку

Нынешний год с нестабильностью поставок продукции нефтегазового сектора вновь заставил задуматься о ценности угля, страны, столкнувшиеся с энергетическим кризисом, стали искать альтернативные варианты обеспечения топливной безопасности. Поэтому высокая волатильность стала постоянным спутником не только рынков углеводородов и голубого топлива, цены на уголь также показывают большую изменчивость. В марте и апреле, на фоне введения западных санкций в адрес России, уголь взлетел в цене до 400 долларов за тонну. Еще весной аналитики предрекали, что спрос на уголь пересечет новый исторический максимум.

Россия диверсифицирует угольные поставки

Автор статьи отмечает: мировая энергетика нащупывает новые возможности в эпоху кризиса и турбулентности, и на фоне этих процессов климатическая повестка и тема энергоперехода существенно просели в информационном поле.

Александр Новак обнародовал в авторской колонке статистику угольной промышленности. Важно понимать, что в 2019 году добыча ископаемого в России зафиксировалась на историческом максимуме, объем добытого угля тогда составил 442,8 млн тонн. Западные санкции запрещают экспорт российского энергоресурса, но несмотря на это, отрасль чувствует себя достаточно уверенно: добыча просела всего на 0,9% а падение спроса со стороны иностранных покупателей скомпенсировали возросшие внутренние потребности.

Кризис мировой энергетики вывел уголь из тени и заткнул за пояс климатическую повестку

Вице-премьер считает, что сейчас важно перенаправить поставки в адрес азиатских стран. Увеличить поставки в страны АТР предлагается за счет отправки угля по железной дороге на восток. Предполагается, что эта мера позволит поставить в адрес стран АТР к 2030 году 216 млн тонн угля. Важно, что в этой логистике будут задействованы порты Азово-­Черноморского бассейна.

Минтрансу поручено продумать способы увеличения пропускной способности железных дорог и модернизации угольных портовых терминалов.

Помимо существующих центров угледобычи, включая Кузбасс, горняки будут осваивать новые месторождения в Республике Саха (Якутия) и на Таймыре.

Для диверсификации экспорта будут введены расчеты со странами-партнерами в национальных валютах, в первую очередь это Китай и Индия.

Уголь стал запасным вариантом на фоне кризиса мировой энергетики

Угольная промышленность имеет большое значение, особенно в пору энергетического кризиса, считает президент Института энергетики и финансов Марсель Салихов. Но нужно учитывать, что азиатские партнеры по традиции желают покупать энергоресурс с большой скидной.

«Естественно, угольная промышленность сохраняется и никуда не денется, но надо понимать, что ситуация осложняется эмбарго, введенным с 1 августа ЕС в отношении российского угля, это создает отрасли большие проблемы. Соответственно, уголь должен быть перенаправлен на другие рынки, в основном в Азию. Всем очевидны проблемы с логистикой, связанные с пропускной способностью железных дорог. Пока критических проблем нет, и вряд ли они будут, даже если значительно сократится добыча угля. Глобальный энергетический кризис, который сейчас наблюдается, приводит к тому, что энергоресурсы из России, несмотря ни на что, пользуются спросом», — резюмировал спикер.
Кризис мировой энергетики вывел уголь из тени и заткнул за пояс климатическую повестку

Эксперт отмечает, что при экспорте угля, по аналогии с другими видами топлива, России приходится идти на предоставление дисконта, который традиционно требуют азиатские покупатели.

«Российский уголь торгуется с большим дисконтом, он составляет 40-50%. Понятно, что любой продавец хочет продать свой продукт с минимальным дисконтом, а еще лучше — и вовсе избежать его. Но если экспортер не находит своего покупателя, ему приходится предоставлять скидку. Поэтому, фактически дисконт представляет собой некий равновесный уровень спроса и предложения на уголь из России. Стоит отметить, что дисконт по российскому углю гораздо больше, чем по нефти», — сказал собеседник издания.
Кризис мировой энергетики вывел уголь из тени и заткнул за пояс климатическую повестку

Скидка на уголь для азиатских партнеров намного больше, чем на нефть из-за проблем с логистикой. В целом уголь продается, но этот процесс запускается за счет дисконтов, при этом в первую очередь несут потери угольные компании и федеральный бюджет, отмечает эксперт.

Собеседник издания считает, что климатическая повестка, как и любая долгосрочная программа, сейчас справедливо задвинута на второй план, так как у потребителей и сферы энергетики на фоне всех геополитических проблем есть более насущные проблемы. Но, тем не менее, при нормализации политического и экономического фона, вопросы декарбонизации снова выйдут на первые позиции. В условиях энергетического кризиса уголь становится подушкой безопасности, но так будет не всегда.