18 +
Поиск

В предпринимательской среде слово «релокация» становится, пожалуй, одним из самых популярных. Ее обсуждают, о ней спорят, ею занимаются, но до сих пор ни у кого нет четкого понимания плюсов и минусов этого явления. ФБА «Экономика сегодня» обратилось за комментариями к налоговому юристу, руководителю Центра правопорядка в г. Москве и Московской области, члену генерального совета «Деловой России» Александру Хаминскому.

Юрист Хаминский назвал сомнительными выгоды от релокации бизнеса из РФ

— Александр Михайлович, к вам обычно обращаются за консультациями по вопросам обеспечения безопасности бизнеса в кризисных ситуациях. Наверняка в отношении релокации вы уже давали советы и представляете ее положительные стороны и подводные камни.

— К сожалению, на практике одному и тому же термину часто придаются совершенно разные значения. Одни разговаривают четким юридическим языком, другие — размытым бытовым, отсюда и разночтения. При этом многие ошибочно релокацией называют обыкновенную эмиграцию, которая основывается на своих, личных проблемах человека. Поэтому, чтобы не путаться в названиях, предлагаю под релокацией понимать изменение местонахождения предприятия, включая перенос большей части бизнес-процессов в иную юрисдикцию и совершение необходимых юридически значимых действий. И это именно та сфера, которая является моей профессиональной компетенцией и о которой я могу говорить.

— Можно об этих действиях подробнее?

— Конечно. Давайте сразу исключим перелеты и переезды фрилансеров, самозанятых и индивидуальных предпринимателей, не имеющих наемных работников. А также переведенных на «удаленку» сотрудников. Это все не о бизнесе. Бизнес может поменять местонахождение двумя основными способами — путем открытия филиала в другой стране или регистрации там же нового юридического лица. И те, и другие действия связаны со сбором большого количества документов, получением различных разрешений, в том числе и на работу граждан России в иностранных юрисдикциях, последующей подачей деклараций о доходах, движении капитала и пр. Так что, когда речь идет о настоящей релокации, на деле все оказывается значительно сложнее, чем на словах. И прежде чем решиться на такой шаг, необходимо взвесить и оценить множество факторов.

— Что вы посоветуете: открыть филиал или зарегистрировать новую фирму?

— С учетом нынешних санкционных реалий открывать филиал рискованно юридически и затратно по времени и прилагаемым усилиям. Практически в любой юрисдикции компания из России должна будет пройти жесточайший комплаенс (контроль соблюдения законодательства. — Прим. ред.), и не факт, что уполномоченный орган выдаст положительное заключение. Процедура регистрации новой компании более проста, зачастую сводится к передаче акций уже созданного юрлица от одного держателя другому. При этом подтвердить происхождение минимального акционерного капитала не составит никакого труда. Останется легализовать своих сотрудников и перенести сложившиеся бизнес-процессы на новую платформу.

Юрист Хаминский назвал сомнительными выгоды от релокации бизнеса из РФ

— Можете привести примеры из мировой практики, связанной с переездом компаний из страны основания в иную юрисдикцию?

— Практически все крупные международные компании, имеющие холдинговую структуру и представленные на различных континентах, используют схему релокации своих региональных подразделений, оформленных как отдельные юридические лица. Несмотря на то что при нынешнем уровне развития цифровых коммуникаций можно выполнять многие операции в «облаке», необходимость в управляющем офисе по-прежнему крайне высока. Немалую роль в выборе юрисдикции играет и принятая в ней система налогообложения. Например, Нидерланды предоставляют отличные условия для компаний, чья операционная деятельность осуществляется за пределами страны. Именно по этой причине там расположены европейские офисы международных корпораций. Кстати, «дочки» «Альфа-Групп» и ЛУКОЙЛа тоже зарегистрированы в Нидерландах. Весьма убедительный пример.

— Если не говорить о гигантах, каким из российских компаний может быть выгодна релокация?

— Речь может идти точно не о производственных компаниях. Для них затраты на сам переезд значительно превысят потенциальные выгоды. Я бы говорил о компаниях, которые оказывают услуги в области информационных технологий и консалтинге. То есть о тех сферах, в которых в первую очередь требуются мозги, а не средства производства. И то стоит говорить о тех случаях, когда нахождение в европейской юрисдикции будет иметь смысл с точки зрения расширения клиентской базы.

Если касаться налоговых выгод, то они представляются весьма призрачными, если не сказать сомнительными. В этом году в России установлено множество налоговых льгот именно для тех сфер бизнеса, представители которых чаще всего размышляют о релокации. Европейские налоги им явно не понравятся. Если говорить о таких странах, как ОАЭ, то тут есть свои особенности. В Эмиратах крайне развита бюрократическая волокита, и дождаться от местных чиновников соблюдения каких-либо сроков практически невозможно.

Но даже зарегистрировав резидентство и для себя, и для своих сотрудников, предприниматель столкнется с жесткой проверкой своей фирмы, в частности, при ведении переговоров и заключении контрактов с европейскими партнерами. Есть огромная разница между тем, как воспринимают фирму с российскими корнями, зарегистрированную в Евросоюзе и за пределами ЕС.