18 +
Поиск
Политика Мнения
Хазин: попытка Меркель обмануть Путина стала приговором для Франции и ФРГ

Попытка обмана с Минскими соглашениями исключила Германию и Францию из числа претендентов в великие державы в глазах Владимира Путина. Такое мнение выразил экономист Михаил Хазин.

Президент России сделал лишь один вывод из ситуации с Минскими соглашениями, уверен эксперт. Признание экс-канцлера ФРГ Ангелы Меркель о реальной задаче договоренностей (дать время Украине на усиление армии) ничего не изменило для Путина. Хазин считает, что анализ каждого слова действующих и бывших политиков является прерогативой дипломатов. У российского лидера к подобным ситуациям принципиально иной подход.

«С точки зрения руководителя великой державы, такого, как Путин, поведение руководителей Франции и Германии означает только одно: Франция и Германия не претендуют на то, что они великие державы. Это означает, что они "шестерки"», - сказал Хазин.

Экономист напомнил о железном правиле мировой политики: вести переговоры не с сателлитами, а с теми, кто за ними стоит. В случае с Берлином, Парижем и Киевом Путин пришел к однозначному выводу, что они подчинены Вашингтону, и взаимодействовать по украинскому кризису можно только с американскими властями. Явлением того же порядка Хазин считает нежелание Путина говорить с властями Великобритании.

«Причина банальна: в рамках взаимоотношений великих держав заниматься подобными провокациями пошло, так не делают. Поэтому одно из двух: либо вы себя считаете великой державой, а нас нет – в таком случае мы не будем с вами договариваться, пока вы не признаете наш статус. Либо вы не являетесь великой державой – о чем тогда с вами договариваться? Вы в принципе не можете держать слово – у вас нет для этого ресурсов. Ваше слово ничего не значит – придет начальник, и вы это слово не выполните, сославшись на него», - объяснил Хазин на YouTube-канале «Закон и порядок в США».

Политологи считают, что Меркель не удалось ввести Путина в заблуждение Минскими соглашениями, поскольку президент РФ изначально готовился к любому развитию событий. Российский лидер стремился избежать конфликта, но всегда допускал его возможность, поэтому к 24 февраля РФ была готова к началу спецоперации.