Нефть, газ, продукты и доллары: России и Катару есть, чем заинтересовать друг друга
agromedia.ru  /  Пресс-служба министерства сельского хозяйства РФ

Министерство сельского хозяйства РФ в лице первого замминистра Джамбулата Хатугова заявило, что Россия в любой момент может начать поставки своего продовольствия в Катар.

Минсельхоз рассматривает возможность экспорта продуктов питания в Катар
agromedia.ru  / Пресс-служба министерства сельского хозяйства РФ

Москва может заменить саудитов на внутреннем рынке Катара

По словам Хатугова, на сей счет от Дохи пока не поступало официального запроса в Москву, но Россия располагает большим экспортным потенциалом в плане продуктов питания.

Очевидно, что Минсельхоз таким образом отреагировал на информацию о том, что Доха ведет переговоры с Анкарой и Тегераном о поставках продовольствия и питьевой воды.

Дело в том, что Катар оказался в опале со стороны Саудовской Аравии – своего главного торгово-экономического партнера и единственной страны, с которой он имеет сухопутную границу.

Поэтому, в результате разрыва дипломатических отношений между Дохой и Эр-Риядом, Катар лишился целого ряда жизненно важных поставок, ведь большую часть территории этой страны занимает пустыня, из-за чего катарцы не могут себя обеспечить водой и продовольствием.

Глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани
wikipedia.org  / U.S. Department of State

Так что, определенное увеличение уровня торгово-экономического сотрудничества между Россией и Катаром действительно возможно, о чем говорит тот факт, что завтра на переговоры в Москву прибудет глава катарского МИД Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани.

В рамках этой встречи Аль Тани, который является членом правящей в Катаре фамилии, обсудит с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым весь комплекс двусторонних отношений между Москвой и Дохой, а также общее положение дел в современном мире.

У России с Катаром очень сложные отношения

Политолог, преподаватель ВШЭ Григорий Лукьянов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что отношения России со странами аравийского полуострова не могут похвастаться каким-либо разнообразий и здесь Катар, естественно, не является исключением.

«По целому ряду направлений мы с этими государствами скорее конкуренты, чем партнеры, причем речь здесь идет об энергоресурсах, т.е. о нефти и газе, но с другой стороны это создает нам общую повестку и площадку для дискуссий и переговоров. Это очень важно в условиях той турбулентности, которая сегодня есть на мировом рынке», - заключает Лукьянов.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
flickr.com  / МИД России

Кроме того, Россия и Катар не только являются членами соглашения по сокращению добычи и урегулированию цен на нефть, но и являются партнерами с Ираном, с которым уже не один год обсуждают перспективу создания в мире газового аналога нефтяного картеля ОПЕК.

«Все это говорит нам о том, что у Москвы и Дохи есть определенная база для взаимодействия, а также присутствует опыт обсуждения и соотношения интересов сторон с целью выявления и согласований обоюдной выгоды. Что касается текущих потребностей Катара в продуктах питания, то на фоне того эмбарго, которое Эр-Рияд ввел в отношении Дохи, у нашего сельского хозяйства на катарском рынке существуют определенные перспективы», - резюмирует Лукьянов.

Экономическое сотрудничество с Катаром будет элементом политики

Другой вопрос, как замечает Григорий Валерьевич, здесь необходимо понимать, что Катар в первую очередь будет решать экономические вопросы со своими партнерами на Ближнем Востоке.

«Не надо забывать, что у целого ряда стран в пищевом направлении позиции лучше, чем у России – это, прежде всего, Турция и Иран, которые уже начали вести с Катаром переговорный процесс, чтобы доставить в эту страну свои продукты питания по воздуху и по морю. К тому же, Катар – это небольшая страна с 2,5 млн человек населения, поэтому не приходится рассчитывать на то, что здесь действительно могут понадобиться возможности России», - констатирует Лукьянов.

Политолог, преподаватель ВШЭ Григорий Лукьянов
Федеральное агентство новостей  / 

Поэтому возможностей Ирана, Турции и государств Юго-Восточной Азии с лихвой хватит, чтобы заместить в Катаре тот недостаток, который там образовался из-за разрыва с саудитами.

«С другой стороны, практика показывает, что Катар в своей политике любит использовать, как можно больше экономических и политических инструментов, чтобы изменять положение дел на Ближнем Востоке в свою пользу. Для этого Катар будет привлекать к сотрудничеству не только страны этого региона, но и неарабские государства», - заключает Лукьянов.

Так что, завтрашний визит главы МИД Катара в Россию выглядит в рамках этой стратегии крайне логичным и нет сомнений, что Доха попытается использовать Москву в своих целях.

Катар хочет улучшить уровень отношений с Москвой

«Важным маркером заинтересованности Катара в России является то обстоятельство, что США сегодня продемонстрировали, что не будут вмешиваться в этот конфликт на Ближнем Востоке между Дохой и Эр-Риядом. Поэтому в рамках такого положения дел Катар рассматривает все возможные варианты, как повлиять на сложившуюся не в его пользу ситуацию и использует здесь переговорный процесс с Россией, Турцией и Ираном», - резюмирует Лукьянов.

Катар располагает огромными финансовыми ресурсами
Global Look Press  / CHROMORANGE / Bilderbox

Переговоры между Москвой и Дохой начались в первый день конфликта между Катаром и Саудовской Аравией, когда Аль Тани провел телефонные переговоры с Лавровым, причем его поддержал катарский посол в России, который информировал МИД РФ о ситуации в регионе.

«Также нужно отметить, что Катар за последний год нарастил свои возможности по развитию отношений с Россией – достаточно вспомнить, что Доха участвовала в приватизации «Роснефти», а это важное мероприятие для Кремля. Кроме того, Катарский государственный инвестиционный фонд публично рассматривал Россию в качестве одного из главных направлений для возможного вложения своих огромных финансовых ресурсов», - констатирует Лукьянов.

Это само по себе подразумевает возможность того, что Катар захочет конвертировать свои вложения в экономику России в определенные политические дивиденды и в этой связи вопросы экспорта российского продовольствия, безусловно, уходят на второй-третий план.