Американская политика мировой гегемонии разбилась о Россию в Сирии
Global Look Press  /  Wang Ying
Генри Киссинджер, одна из ключевых фигур в создании и поддержании американской политики мировой гегемонии во время холодной войны, вполне открыто и ясно высказывался по поводу американского геополитического положения, национальных целей и внешней политики.
 
Генри Киссинджер признавал, что Россия – сердце Евразии, а Евразия имеет решающее геополитическое значение
Global Look Press  / Wang Ying
Он признавал два фундаментальных факта в глобальной геополитике страны:
1) Евразия имеет решающее геополитическое значение;
2) Россия – сердце Евразии.
 
Таким образом, иметь контроль над Россией — значит иметь контроль над Евразией, а контроль над Евразией означает контроль над остальным миром. Поэтому борьба США против коммунистического СССР во время холодной войны и против сегодняшней России является ничем иным, как формальным поводом для реализации основных геополитических задач США с глобальной точки зрения.
 
Суть США
 
В целом внешняя политика глобальной гегемонии США формируется под влиянием двух важнейших внутренних процессов, которые существуют с самого начала американской независимости и государственности (провозглашенной в 1776 году):
 
1. Менталитет массового потребления ее гражданами;
2. Соответствующая политика, направленная на поддержание военного превосходства в мире ради того, чтобы обеспечить привилегированное владение товарами, энергией, природными ресурсами и т.д. Например, по всему миру насчитывается около 800 американских военных баз и одна из самых больших из них находится в Косово (Кэмп-Бондстил) – одном из самых богатых регионов в Европе по запасам природных ресурсов.
 
США пропагандирует менталитет потребления
youtube.com  / BuzzFeedVideo
После Второй мировой войны для США также было важно создать такой мир, который будет удобен для роста американской экономики. Таким образом, американское военно-политическое господство идеологически оправдывалось антикоммунизмом и якобы ведущей ролью США в защите “свободного мира”. Все те страны, которые отказывались плясать под американскую дудку, провозглашались врагами “свободного мира”, им угрожали бомбами и оккупацией (вспомните Союзную Республику Югославию в 1999 году). 
 
Ближний Восток и “война за ресурсы”
 
Начало процесса создания региональных государств-клиентов началось в 1945 году, когда президент США Франклин Рузвельт установил стратегическое партнерство с Абдул-Азиз ибн Саудом, который был основателем современной Саудовской королевской семьи и правящей династии.
 
Сделка заключалась в том, что США будет защищать династию, которая с самого начала придерживалась ваххабитского суннитского ислама, от всех внутренних и внешних врагов в обмен на привилегированный доступ к саудовской нефти. Иран стал второй страной по важности для “региональной нефтяной политики”.
План США по предотвращению того, чтобы какая-либо враждебная страна получила прочное положение в геостратегически и энергетически важном регионе Ближнего Востока, был четко сформулирован в “доктрине Картера” в 1980 году.
 
Одной из основных причин для разработки такой доктрины была, конечно, защита существования сионистского Израиля и его политики "этнической чистки" внутренних палестинцев. Таким образом, политика США по проецированию военной силы в регионе Ближнего Востока, сопровождаемая усиленной милитаризацией Израиля, значительно укрепилась.
 
Новый этап политики США на Ближнем Востоке наступил в 1990-1991 годах с первой войной в Персидском заливе, которая велась, с точки зрения США, за геополитический контроль над идеологией экономической безопасности, которая была просто завернута в пропаганду доктрины Джорджа Буша 2001 года “Война с терроризмом”.
 
США по-прежнему остается наиболее зависимой от нефти экономикой в мире
ФБА «Экономика сегодня»  / Кирилл Оттер
По сути, администрация США воевала в первой войне в Персидском заливе ради того, чтобы предотвратить возможные после окончания холодной войны проблемы с удержанием власти в мировой политике в качестве “эффективного мирового жандарма”.
 
Другой факт заключается в том, что США по-прежнему остается наиболее зависимой от нефти экономикой в мире с большим механизированным военным аппаратом, который потребляет огромный рынок и, следовательно, целью Вашингтона было и является предотвращение любых глобальных перебоев с поставками и/или ценовых колебаний.
 
По той причине, что спрос на потребление нефти на мировом уровне постоянно растет и что глобальные запасы нефти обрели чрезвычайно важное значение для глобальной стратегической мощи, администрация США решила после окончания холодной войны, превратить весь регион Ближнего Востока в собственный двор для политической и экономической эксплуатации.
 
Реализация плана шла гладко до 2014 года, когда Москва, наконец, решила принципиально встать на защиту Сирии от американской политики глобального бандитизма.
 
С этой точки зрения, доктрина “войны против терроризма” оказывается в большой степени связана с попытками Америки установить геостратегическое доминирование в богатом нефтью Ближнем Востоке, так как потребление нефти и предотвращение роста власти Китая в регионе, который должен главным образом ориентироваться на американскую экономику. По сути, провозглашенная “война против терроризма” является ничем иным, как “войной за ресурсы”, которой руководит жажда прибыли.
 
Гегемония США в мире и “войны гуманитарной интервенции”
 
Администрация президента Обамы продолжила империалистическую политику Джорджа Буша младшего, просто придерживаясь более многостороннего стиля дипломатии и постепенно отходя от больших наземных войн и прямых вторжений в суверенные государства.
 
Барак Обама выиграл Нобелевскую премию мира, несмотря на то, что за время его президентства не было ни одного мирного дня. Подсчитано, что за 8 лет его президентства бомба сбрасывалась в среднем каждые 20 минут. 
 
Неотъемлемой частью внешней политики США является реализация двусторонних соглашений с другими государствами с целью предотвращения передачи американских солдат в Международный уголовный суд.
 
Для того, чтобы заставить некоторые страны заключать такие соглашения, правительство США угрожает им выводом войск и прекращением любых форм поддержки, если они не подпишут соглашение. Многие государства приняли такую сделку, среди них Израиль, Румыния и Восточный Тимор, и поэтому разрешили армии США легально нарушать основные права человека и правила ведения войны.
 
Целью "гуманитарной интервенции" НАТО в Югославию в 1999 году было превращение региона в американскую политическую и экономическую колонию
commons.wikimedia.org  / Tracy Trotter/Public Domain
С другой стороны, администрация США использует военные средства для вмешательства «формально» в гуманитарных целях или для защиты прав человека. Однако, это всего лишь моральное оправдание для реализации американских внешнеполитических целей, наиболее очевидным из таких случаев была бомбардировка Союзной Республики Югославии, чтобы «защитить общечеловеческие права косовских албанцев».
 
Американские “войны гуманитарной интервенции” в подавляющем большинстве случаев основаны на политически мотивированных провокациях, подготовленных ЦРУ и подкрепленных «фейковыми новостями» в СМИ и исследованиями известных профессоров и институтов.
 
Например, в книге «Понимая глобальную безопасность» старший преподаватель Миддлсекского университета Питер Хью пишет, что целью “гуманитарной интервенции” НАТО в 1999 году против Югославии было “защитить косовских албанцев от сербских погромов”, хотя единственная причина для такой агрессии НАТО – это создание политических условий для независимости Косово от Сербии, превращение региона в американскую политическую и экономическую колонию и продолжение исторических албанских этнических чисток местных сербов и неалбанцев.
 
Метод «мягкой силы»
 
Метод «мягкой силы» относится к способности государства (или любого другого участника глобальной политики) влиять на другие государства, правительства или субъекты, заставляя их действовать определенным образом путем убеждения, а не силы или прямой угрозы.
 
Нью-Йоркский фонд Сороса играет важную роль в пропаганде американского глобального империализма
georgesoros.com  / Официальный сайт Джорджа Сороса
В этой связи, формально неправительственные организации, такие как Нью-Йоркский Фонд Сороса и его Центрально-Европейский университет в Будапеште, могут играть важную роль в пропаганде американского глобального империализма. Этот метод охватывает широкий спектр областей, таких как культура, ценности, идеи, политика, национальное самоопределение, история, права и т. д., представляя собой по сути другую, но не менее эффективную форму воздействия по сравнению с методом «жесткой силы», который подразумевает гораздо более прямые и по сути принудительные меры (ультиматумы, экономические санкции или угрозы применения военной силы). 
 
Бандитизм - “обычное дело”
 
Правящий в США истеблишмент неоконсерваторов проталкивает американскую внешнюю политику господства над Евразией уже со второй половины 1990-х годов, и тогда это означало геополитическую борьбу с Россией.
 
Обе войны в Персидском заливе, война в Косово и афганская война велись, главным образом, для того, чтобы продемонстрировать намерение США доминировать над большим Ближним Востоком после холодной войны.
 
Вмешательство России в сирийский конфликт нарушило планы США по колонизации Ближнего Востока
ФБА «Экономика сегодня»  / Виктор Сухоруков
Вторая война в Персидском заливе в 2003 году была призвана показать всему миру, что американская внешняя политика открытого бандитизма теперь “обычное дело”, которое должно было молча приниматься международным сообществом. 
 
Таким образом, американский империализм начал и завершил три войны в районе большого Ближнего Востока за годы администраций Клинтона и Буша с 1999-го по 2003 годы: войны в Косово в 1999 году, война в Афганистане 2001 года и вторая война в Персидском заливе в 2003 году.
 
Тем не менее, "Арабская Весна" 2011 года и, в особенности, российское военное вмешательство в Сирии с 2014 года наглядно показали, что Ближний Восток все еще не является эксклюзивной американской колониальной территорией, подводит итог корреспондент GlobalResearch.