Очередной «анти-пик» рубля возможен весной-летом

 
Санкт-Петербург, 22.12.14 - 12:47
Анна Кокорева: «Есть такая проблема, как корпоративные долги, и не внутренние, а внешние»

Анна Кокорева: «Есть такая проблема, как корпоративные долги, и не внутренние, а внешние»


День 15 декабря стал наихудшим для российской валюты: такого падения «деревянный» не испытывал с 1998 года. В экономическую историю нашей страны он вошел как «черный понедельник», и никто даже не мог предположить, что это только начало, и настоящая «чернота» наступит лишь на следующий день. «Черный вторник» в ходе торгов на Московской бирже сделал табло с курсом евровалюты трехзначным, психологический рубеж был преодолен, доллар перевалил за 80 рублей, евро — за 100.

Ключевым моментом в этой истории с рублем было довольно неоднозначное решение Центробанка поднять ключевую ставку сразу на 6,5%, до 17% годовых. За 2014 год ставка изменилась уже в шестой раз. Таким образом, после всех повышений, начавшихся еще 3 марта, она возросла с 5,5% на неприличные 11,5%.

Аналитики забили тревогу, политики начали обсуждать работу председателя Центрального банка России Эльвиры Набиуллиной, люди потянулись для обмена в банки, которые, в свою очередь, делали все возможное, чтобы не допустить скупки иностранной валюты и последующего падения рубля.

После лихорадочных «американских горок» на бирже рубль более или менее встал на временной ориентировочной отметке в 60 рублей за доллар и 75 рублей за евро. Все почувствовали перемены, причем далеко не самые приятные. Даже кафе и рестораны стали массово вывешивать таблички с надписями «Оплата только наличными».

Глава государства молчал, а его пресс-секретарь Песков заявил, что свое мнение гарант конституции выскажет на большой пресс-конференции для прессы 18 декабря. Все ждали, что же скажет президент России Владимир Путин.

«Как говорят специалисты, «отскок в плюс», последующий рост и выход из сегодняшней ситуации неизбежен. Экономика будет расти, и наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации. Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств, я думаю, что года два», – довольно спокойно и оптимистично заявил президент. Более того, Путин полностью поддержал действия и Центробанка, и правительства Российской Федерации.

Чтобы лучше разобраться в президентском выступлении, корреспондент ФБА «Экономика Сегодня» пообщался с одним из самых известных финансовых аналитиков России и стран СНГ Анной Кокоревой.

– Как видят и воспринимают экономисты слова президента Владимира Путина?

– Вы поймите, первые лица никогда не будут говорить в негативном ключе, чтобы не спровоцировать панику у населения. Поэтому мы и услышали, что все нормально, не переживайте. Ведь не будет же он как-то пошагово объяснять действия, что вот здесь мы просубсидируем, а вот тут инструментом налогового кредитования сделаем это. Согласитесь, обычному гражданину это не будет понятно, а лишь финансово подкованному человеку.

Если, например, Путин скажет, что обеспечит всех беззалоговыми кредитами, вот такими-то векселями, вы думаете, всем сразу все станет ясно? Конечно, нет. Естественно, он говорит, что у экономики есть определенный запас прочности, есть фонды, есть резервы и т.д. (считайте бывший Стабфонд), на которые и будет расчет.

Он сказал – адаптируется экономика. Имеется в виду, что бизнесу придется как-то выживать, и государство планирует помогать: там целый перечень этих мер, вопрос заключается лишь в том, как они будут работать. Именно бизнес будет адаптироваться. Если взять 1998 год, когда была аналогичная ситуация с курсом, импортозамещение сработало очень быстро – промпроизводство выросло.

Но сейчас немного другая ситуация: на данный момент у нас нет свободных мощностей, а тогда они еще оставались от советского прошлого. Поэтому нужно расширяться, а на это деньги нужны и немалые. Именно поэтому Путин имел в виду, что бизнес должен будет адаптироваться к новым условиям, к новым ценам на нефть. Безусловно, многие не смогут прижиться к новым реалиям.

– А что Вы можете сказать про повышение ставки?

– Сейчас ЦБ борется с инфляцией, с курсом. Поднятие ставки повлияло на укрепление российского рубля, если бы у нас инфляция была потребительской: это значит, что наше производство должно было составлять около 70 или 80 процентов собственных товаров. А у нас импорт 40%, даже достигает отметки в 50%.

Например, случись такая ситуация в США, повышение ставки бы сработало: у них, в основном, собственные товары, около 80%. Они обеспечивают себя сами, а сырье закупают – у них если инфляция, то потребительская, у нас же производственная. Те меры, которые предпринял ЦБ, – это классические действия банка «как в любом учебнике по макроэкономике», только серьезно повлиять на курс можно лишь в поле потребительской инфляции. У нас все импортное, поэтому эта ставка вообще не действует.

– А почему так быстро, всего за одно утро действия ЦБ сошли на нет? Прямые действия спекулянтов?

– То, что творилось в ночь с 15 на 16 декабря – это паника. Спекуляции достаточно сложно отследить: есть различные механизмы, которые позволяют скрывать крупные сделки. Спекуляции и паника спровоцировали дальнейший рост: представьте, вы просыпаетесь, а ставка уже 17%.

Есть такая проблема, как корпоративные долги, и не внутренние, а внешние. Эти долги в валюте, соответственно, компаниям их нужно выплачивать. Центробанк понимает, что не может сильно отпускать рубль, потому что этим компаниям нужно расплатиться с долгами. ЦБ специально держит курс слабо. Естественно, они расплачиваются, и уже после этого курс можно стабилизировать.

Проблема в том, что в этом году долги большие и в следующем тоже – около 130 миллиардов долларов. Поэтому экономисты в курсе, что следующей весной-летом – время следующих выплат, возможен повторный мощный скачок и новый пик. Центробанк понимает, что если сейчас он резко «прессанет» рубль вниз, то компании просто не смогут расплатиться с долгами. Им нужно покупать эту валюту – они выбрасывают рубли, массово покупают валюту, чтобы погасить долги. Естественно, это приводит к спросу на валюту, который и провоцирует сложившийся кризис.

– Получается, слова президента о том, что мы можем выйти из кризиса в течение двух лет – реальны?

– Реальны, но тут надо, чтобы цены на нефть стабилизировались. Геополитика очень сильно сейчас давит. Надо собственное производство поднимать, а не на «нефтяной игле» продолжать сидеть, но у нас все никак этого не получается.

Из выступления Владимира Путина: «Когда внешнеэкономическая конъюнктура подталкивает вкладывать деньги в энергетику либо химию, либо металлургию, как бы правительство не старалось настроить инструменты несырьевого бизнеса, бюджетных ресурсов не хватает. Все эти инструменты применяются, мы стараемся создать условия для реального производства, но идет довольно сложно, особенно, когда можно получить большую выгоду, вкладывая деньги в энергетику».

Я думаю, что мы завяжемся с азиатскими странами, с тем же Китаем, и все равно продолжим продавать нефть. Пока у нас «гром не грянет», особо ничего не изменится.Как только нефть стабилизируется, и санкции «отпадут», рост пойдет очень быстро, даже быстрее, чем мы ожидаем.

– Получается, у России есть выход – продажа сырья Китаю?

– Да, это может помочь. Они покупают сжиженный газ у Австралии и стран Ближнего Востока за очень большие деньги, от 600 до 800 долларов за тысячу кубометров, в то время как Россия по газопроводу готова им продавать за 360. Это очень выгодно, и они готовы заранее выделить инвестиции на трубопровод. А для нас это подстраховка, так как Европа всячески пытается отделаться от нашего газа, ищет альтернативные пути.

У Китая очень большие перспективы в будущем, и они вторые в мире по потреблению энергоресурсов, спрос с их стороны будет колоссальный. Китайские представители сами говорят о том, что если сотрудничество будет благоприятным, то они готовы к постоянному увеличению объемов. Обратная сторона медали заключается в том, что они тоже себя подстраховывают и взамен просят небольшие доли в наших месторождениях.

России может также помочь такая вещь, как взаимные расчеты в национальных валютах. А именно когда наша торговля с Китаем не будет привязана к доллару, потому что юань – достаточно стабильная валюта, и ее они держат очень «жестко».

Текст и фото спикера: Андрей Крестников


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнёров

ФБА «Экономика сегодня»
Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77 - 65410 от 18.04.2016.

Правило использования материалов
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+


Информационные тексты, опубликованные на сайте rueconomics.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на сайтах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных
ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов с сайта rueconomy.ru требует письменного разрешения редакции
"Экономика сегодня". При любом цитировании материалов на сайтах сети Интернет активная ссылка не закрытая от индексации на "Экономика сегодня" обязательна.


Партнер Рамблера
Рейтинг@Mail.ru
Курсы валют ЦБ РФ
Дата:00:0000:00
Курс доллара0.000.00
Курс евро0.000.00
Курс фунта0.000.00
Курс бел. рубля0.000.00
Курс тенге0.000.00
Курс юаня0.000.00
Курс гривны0.000.00
Курс франка0.000.00
Курс йены0.000.00
Курсы валют на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Наверх