Снова санкции: проблема диалога России и Евросоюза упирается в кризис европейских элит
kremlin.ru  /  Пресс-служба Кремля

Слова премьер-министра Нидерландов о продлении Евросоюзом антироссийских санкций не являются ни для кого новостью и носят исключительно технический характер – считает ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин.

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте
kremlin.ru  / Пресс-служба Кремля

Европейцы решили в очередной раз продлить санкции

Отметим, что голландский премьер Марк Рютте заявил, что вопрос о продлении антироссийских санкций был согласован со странами-членами Евросоюза, и данное решение этим вечером будет ими окончательно завизировано.

Напомним, что санкции Евросоюза в отношении России были введены летом 2014 года сроком на полгода, вследствие чего, с технической точки зрения они должны Евросоюзом постоянно продлеваться. Формально это событие подается под видом дискуссии среди стран-членов, но фактически решение об этом принимается заранее, а большая часть Европы вынуждена с ним мириться, как с фактом.

В рамках этого санкционного пакета есть условие – реализация минских соглашений, но все понимают, что на это рассчитывать не стоит, а сам «Минск-2» существует только потому, что его альтернативой является новая война в Донбассе, ответственность за начало которой ни одна из сторон брать на себя не хочет.

Соответственно, в этом событии нет ничего удивительного, а антироссийские санкции будут продлеваться Евросоюзом еще не один раз до тех пор, пока ситуация в мировой политике не изменится принципиально.

Продление санкций Евросоюза носит технический характер
twitter.com  / @aurelienbrd

Апелляции Евросоюза к Крыму делают призрачными шансы на снятие антироссийских санкций

Ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что России не нужно рассчитывать на отмену санкций по той причине, что у брюссельской бюрократии сформировалась четкая антироссийская позиция.

«Дело в том, что со стороны сил, которые сегодня находятся в Евросоюзе у власти и, прежде всего, у так называемой брюссельской бюрократии по этому вопросу нет никаких подвижек. Они до сих пор ставят здесь во главу угла не только урегулирование гражданского конфликта в Донбассе, но и поднимают такой чувствительный для нас вопрос, как национальная принадлежность Крыма», - констатирует Камкин.

Это заставляет Россию скептически смотреть на перспективу отмены санкций по той причине, что если по вопросу Донбасса, возможно, и есть какая-то перспектива урегулирования, то с Крымом все предельно ясно – Россия никогда не пойдет на обсуждения этой проблемы, что ставит крест на любых переговорах.

Конечно, в базовых документах по санкциям со стороны Евросоюза Крым не указан в отличие от США, но не надо впадать в иллюзии – после решения проблемы Донбасса Брюссель сразу поднимет этот вопрос. Об этом, в частности, свидетельствуют публичные заявления канцлера Германии Ангелы Меркель.

Апелляции Евросоюза к Крыму ставят крест на диалоге с Россией
Федеральное агентство новостей  / Евгения Авраменко

В европейской политике доминирует ценностных подход

«Непризнание добровольного вхождения Крымского полуострова в состав Российской Федерации является одной из красных нитей в рамках европейской дипломатии, что заставляет нас сделать вывод, что именно к этому вопросу, в конце концов, и привязаны санкции Евросоюза к России», - заключает Камкин.

По словам Александра Константиновича, власти Евросоюза демонстрируют по России это исключительное упорство по России во многом по той причине, что у них ценности часто главенствуют над здравым смыслом.

«Это в первую очередь ценности демократии, которые у европейских властей сегодня превалируют над экономической целесообразностью, принципами национального суверенитета и прочим в этом духе. Из-за этого мы сегодня в Европе видим, во-первых, подобные ценностноориентированные правящие круги, а, во-вторых, европейское бизнес-сообщество, для которого эти санкции и контрсанкции, естественно, поперек горла», - резюмирует Камкин.

Европейский бизнес сегодня пытается найти какие-то обходные маршруты, чтобы не только не терять, но и даже развивать свои связи с Россией, причем дело здесь доходит для прямого лоббирования своих интересов в местных правительствах – в той же Германии, например, но, тем не менее, это не меняет общий тренд в Евросоюзе.

В Евросоюзе доминируют ценностноориентированные элиты
pxhere.com  / 

В Европе идет противостояние местных элит и евроскептиков

«Кроме того, это накладывается на рост популярности в Европе так называемых евроскептиков, которых можно даже назвать национал-шовинистами. Это такие политические силы, как партия «Йоббик» в Венгрии, шведские демократы и «Альтернатива для Германии», - констатирует Камкин.

Кроме того, можно вспомнить свободных демократов в Австрии и партию UKIP в Великобритании, которые единым фронтом выступают против сервильности Евросоюза в плане вопросов безопасности, двусторонних отношений с Соединенными Штатами, а также политики по отношению к России.

«Также эти силы выступают против превращения Европы в конгломерат вроде «Соединенных штатов Европы», что сегодня продвигается там в виде четкой политической концепции. Об этом говорил и такой серьезный политик, как лидер СДПГ Мартин Шульц, который поднял старую идею об окончательном превращении Европы из союза государств в забюрократизированное наднациональное образование», - заключает Камкин.

Вследствие этого, как считает эксперт, уже можно говорить о том, что без слома существующей сегодня в Евросоюзе системы улучшений в отношениях Брюсселя и Москвы ждать не приходится.

С текущими европейскими элитами Россия вряд ли сможет договориться
europa.eu  / 

«В этом случае, можно вспомнить старую советскую шутку – «здесь не кран нужно менять, а всю систему», поэтому до тех пор, пока в Брюсселе и в главных европейских столицах будет сохраняться у власти данная ценностно-европейская элита, сдвигов в наших отношениях не будет», - резюмирует Камкин.

Просто эти политики живут в рамках идей и ценностей, что сводит к нулю перспективы двустороннего диалога Москвы с европейской бюрократией или с отдельными европейскими государствами.