“Первый контур управления”: эксперт объяснил, зачем Германии Россия в G8
kremlin.ru  /  пресс-служба президента РФ

Возвращение России в формат G8 на сегодня невозможно из-за тех сложностей, которые существуют у Москвы в ее взаимоотношениях с Западом – считает доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков
kremlin.ru  / пресс-служба президента РФ

Германия лоббирует Россию в рамках G7/G8

Напомним, что пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков прокомментировал вчерашнее предложение лидера немецкой парламентской партии «Левые» Сары Вагенкнехт о том, что Россию необходимо вернуть в формат «большой восьмерки».

Песков отметил, что гипотетические рассуждения по этому вопросу вряд ли возможны – тем более, с точки зрения России в настоящий момент в мире возрастает значение формата G20, поэтому Москва может решать все свои проблемы и на этой платформе.

При этом, рассуждения о возвращении России в G8 постоянно идут на международной арене, причем в качестве главного адвоката нашей страны выступает именно Германия. Ведь выступление Вагенкнехт, главным образом, базируется на словах Франца-Вальтера Штайнмайера, когда действующий президент ФРГ возглавлял еще министерство иностранных дел этой страны.

«Сложно говорить, что именно будет дальше. Если говорить о том, пройдена ли в этом вопросе «точка невозврата» или нет, то это только на сегодняшний день общее положение можно охарактеризовать, как «точку невозврата». При этом, пока, и это по меньшей мере, не будут выполнены минские соглашения, подобного предложения нам ждать не стоит», - констатирует Тэвдой-Бурмули.

Лидер немецкой партии «Левые» Сара Вагенкнехт
sahra-wagenknecht.de  / 

Россия пока не собирается возвращаться в G7

Заметим, что Россия была исключена из G8, ставшей снова G7 или «большой семеркой», после того, как случился внутриполитический кризис на Украине, который привел к значительному охлаждению отношений между Москвой и коллективным Западом.

«Все это свидетельствует о том, что на Западе возвращение России в формат G8 не рассматривается сколько-либо серьезно, причем в Москве это все прекрасно понимают, что видно и по данному заявлению Пескова», - резюмирует Тэвдой-Бурмули.

Из-за этого Россия сегодня на официальном уровне не стремится вернуться в формат G8, поскольку в рамках данной структуры преобладают государства, которые критично относятся, как к нашей стране, так и к ее внешнеполитическому курсу.

«Что касается формата G20, то, на самом деле, он является еще менее осмысленной структурой, чем формат G8, но все-таки здесь идет работа среди стран, которые хотя бы отчасти нашу политику либо одобряют, либо не высказываются о ней критически. Поэтому пока и нет никакого смысла рассуждать о возвращении России в формат G8», - заключает Тэвдой-Бурмули.

C 2014 года лидеры G7 собираются без России
Федеральное агентство новостей  / 

G7/G8 и G20 являются важными переговорными платформами

Как считает эксперт, для того, чтобы Россия вернулась в формат G8, должны произойти какие-то существенные и даже кардинальные изменения, либо на коллективном Западе, либо в рамках внешнеполитического курса Москвы.

«Что касается практических перспектив платформы G7/G8, то в принципе такой формат нужен современному миру, и то же самое нужно сказать и о формате G20. Дело в том, что здесь можно вести диалог, как в рамках общей повестки мероприятия, так и поводить встречи на высшем уровне, что называется, на полях. Это и двусторонние встречи, и трехсторонние, и встречи ad hoc заинтересованных участников, а также прочее в этом духе. В общем, именно этим данный формат и ценен», - констатирует Тэвдой-Бурмули.

По словам Александра Изяславовича, участие в таком формате увеличивает международный престиж каждого государства, которое в нем участвует. Именно поэтому Россия, в свое время, так хотела попасть в G7 и в результате даже попала туда.

«Кроме того, такие форматы позволяют проговаривать важные позиции для страны, которые после этого уже можно будет конкретно обговаривать в переговорном процессе и добиваться какого-то обязывающего соглашения», - резюмирует Тэвдой-Бурмули.

При Борисе Ельцине Россия получила место в G8
wikipedia.org  / FDR Presidential Library & Museum

Россия вряд ли бы отказалась вернуться в G8

Здесь можно вспомнить политику стран коллективного Запада, которые согласовывают на G7 какие-то стратегические решения, а затем пытаются их продавить в рамках G20, Совбеза ООН, ВТО и других главных международных структур.

«Ведь на уровне G7/G8 и G20 никаких обязывающих документов не принимается – это, скорее, политический козырек, некая надстройка. При этом, если там достигнута договоренность, то затем ее будет гораздо проще перевести в международно-правовой формат, чтобы добиться юридически обязывающих соглашений», - заключает Тэвдой-Бурмули.

Очевидно, что необходимость в площадках типа G8 и G20 сохраняется и в рамках современной глобальной политики, несмотря на то, что в мире продолжается дробление глобуса и нарастают противоречия национальных интересов конкретных государств.

«Пока этот процесс нельзя назвать поляризацией – мир не возвращается в биполярное состояние, но сейчас есть несколько очагов конфликтов и напряженности, которые мешают ведущим игрокам договориться», - констатирует Тэвдой-Бурмули.

После G7 западные страны идут с коллективным решением во все другие международные органы
twitter.com  / @boghche

И это касается не только G8 и G20, но и Совбеза ООН. При этом, «большая восьмерка» и «большая двадцатка» играют в таком раскладе роль предохранительного контура, из-за чего и следует важность для государства по участию в данных платформах.

«Поэтому выход России из G8, в любом случае, снизил возможности для прокачивания наших национальных интересов на международной арене, и это крайне важный и существенный факт», - резюмирует Тэвдой-Бурмули.