Компромисс с США, полный суверенитет и Крымский мост: как Россия планирует восстанавливать послевоенную Сирию
Global Look Press  /  Hummam Sheikh Ali / ZUMAPRESS.com

До недавнего времени система сдержек и противовесов, которую иностранные заинтересованные лица пытались создать в Сирии, основывалась в первую очередь на военных средствах, но сейчас наблюдается более выраженная склонность к экономическим методам, особенно со стороны России, пишет издание al-monitor.com.

В некоторых провинциях Сирии все еще продолжаются боевые действия
Global Look Press  / Hummam Sheikh Ali / ZUMAPRESS.com

Например, новый мост, который соединяет материковую часть России с Крымским полуостровом, может стать основным транспортным маршрутом из России в Сирию и помочь восстановить инфраструктуру Сирии, как заявил заместитель председателя Совета министров Крыма Георгий Мурадов на февральском форуме «Российско-сирийское деловое сотрудничество».

14 мая был торжественно заложен фундамент российско-сирийского туристического объекта в деревне Манара, в сирийской провинции Тартус.

В апреле на Ялтинском международном экономическом форуме Крым подписал меморандум о сотрудничестве с сирийским портовым городом Латакия по проектам на сумму 62 млрд рублей.

Но российско-сирийское партнерство имеет определенные препятствия. Сирия пока не гарантирует России привилегий в плане экспорта и не имеет соответствующей инфраструктуры для хранения, обработки и транспортировки товаров в Россию, что является серьезной проблемой.

Представители сирийского правительства рассказали российскому информационному агентству РБК, что российские предприниматели пока с опаской относятся к Сирии из-за небольших размеров рынка на данном этапе и санкций.

Западные страны все еще осаждают режим Башара Асада санкциями и бойкотами
Global Look Press  / Sana / ZUMAPRESS.com

В конце января Минэнерго России сообщило о подписании дорожной карты, предусматривающей восстановление, модернизацию и строительство новых энергетических объектов в Сирии. Министерство пока не предоставило подробностей, но российские СМИ сообщают, что документ содержит список компаний, которые готовы начать работать в Сирии, несмотря на риски.

"Стройтрансгаз", например, уже прочно закрепился в Сирии. В конце 2017 года компания приступила к завершающему этапу строительства Северного Газоперерабатывающего завода (ГПЗ-2) в районе Ракки, а также начала восстановление шахт Хунайфис и Аль-Шаркия – крупнейших фосфатных рудников Сирии за пределами Пальмиры. Но сложно сказать, удастся ли компании завершить строительство туристических объектов в Манаре. Сейчас военно-политическая обстановка намного сложнее, чем в довоенный период.

Что касается нефтегазовой отрасли, то здесь еще больше проблем. С одной стороны, на фоне устаревшей инфраструктуры страны, добыча нефти начала снижаться задолго до сирийской войны. С другой стороны, возвращение энергетической системы Сирии на довоенный уровень затрудняется несколькими факторами. Это отчасти связано с деградацией инфраструктуры, а также с тем, что крупные нефтяные месторождения контролируются поддерживаемыми США сирийскими демократическими силами (СДС), а западные страны все еще осаждают режим Башара Асада санкциями и бойкотами.

РФ хотела бы сохранить договоренности с США о зоне деэскалации на юго-западе Сирии
twitter.com  / @CJTFOIR

Районы Восточной Сирии и две зоны деэскалации на севере и юго-западе все еще неподконтрольны Асаду. С одной стороны, это мешает Дамаску восстановить суверенитет, но с другой стороны, это может помочь его экономически уязвимым союзникам. Однако усилия России по достижению компромиссов в этих областях не согласуются с позицией Ирана. Тегеран, тактический партнер Москвы, активно участвует в социально-экономической жизни Сирии, что действует на нервы США, Израиля и стран Персидского залива.

Любые уступки со стороны возглавляемой США международной коалиции связаны со сдерживанием Ирана в регионе – например, потенциальный снос военной базы Аль-Танф на границе Сирии, Иордании и Ирака или открытие автомагистрали Дамаск-Багдад. Москва хотела бы сохранить свои договоренности с Вашингтоном относительно зоны деэскалации на юго-западе Сирии, чтобы заставить США уменьшить свое присутствие на востоке и не дать им развернуть арабские войска на территории, контролируемой СДС, так как это помешает интеграции сирийских восточных территорий.

Однако компромисс возможен. Поддерживаемые Ираном иностранные прокси оставили некоторые районы в Сирии и переместились в Ирак, поэтому сирийские правительственные силы смогли занять Даръа. В то же время иранские разведывательные службы начали вербовать восточных жителей в сирийскую группу типа "Хезболлы", чтобы сохранить влияние Ирана на местах. Это может повлиять на перспективы восстановления Сирии. Но для того, чтобы реализовать собственные планы по восстановлению Сирии, Москва должна обеспечить стабильную безопасность в послевоенной Сирии и найти рычаги давления на Дамаск на фоне тесного сирийско-иранского взаимодействия.