Лукавство иноагента: Альбац оспариванием российского штрафа к The New Times "целится" в ЕСПЧ
wikipedia.org  /  Сергей Нехлюдов

Попытки Евгении Альбац оспорить в Верховном суде штраф к The New Times перспектив не имеет – она просто хочет обратиться в суды Европы. Об этом ФБА "Экономика сегодня" рассказал юрист и общественный деятель Илья Ремесло.

"Ситуация со штрафом к изданию Альбац проста и понятна, и решение суда это подтвердило. Судебный документ указывает на статью российского законодательства, где четко указывается: предусмотрена санкция в размере полученного иностранного финансирования с оговоркой – "или больше". Проще говоря, если вы получили 22 млн рублей, то суд имеет возможность на эту сумму оштрафовать, и Альбац еще повезло, что ей вменили наказание не в большем размере.

А по сути это судебное дело крайне простое. СМИ Альбац получало деньги из иностранных источников – это проверялось, в том числе мною. Хотя заявлялось, что в специальный фонд жертвовали средства обычные россияне, это не так. Среди "спонсоров" было и такое юрлицо, как "Европейский фонд по продвижению демократии" – Альбац об этом вообще никому не говорила. А когда я озвучил эту информацию, Евгения Марковна была крайне недовольна. То есть состав правонарушения очевиден – деньги из иностранных источников СМИ получало, и сама Альбац этого даже не отрицает", - отмечает эксперт.

Главный редактор The New Times и генеральный директор ООО "Новые времена" (издатель The New Times) Евгения Альбац обжаловала штраф в 22,25 млн рублей, наложенный на издание, в Верховном суде РФ. Претензии предъявлял Роскомнадзор за несвоевременное предоставление сведений о финансировании за 2017 год на 22,2 млн рублей в рамках закона об иностранных агентах из "Фонда поддержки свободы прессы". В 2018-м Тверской районный суд Москвы наложил многомилионное взыскание. Альбац объявила о сборе "по рублю" с россиян и якобы собрала порядка 25 млн рублей всего за четыре дня, в результате штраф был погашен.

"Мне не представляется реальным, что малоизвестное издание The New Times могло собрать очень крупную сумму в 22 млн рублей в какие-то четыре дня. Даже блогер Алексей Навальный, пытавшийся поучаствовать в президентской избирательной кампании 2018 года и куда более известный. После объявления сборов в свою поддержку он и мечтать о таких суммах не мог. Блогер прибегал к услугам "черных финансистов", переводивших ему средства биткоинами, буквально выпрашивал деньги у своей большей частью несовершеннолетней аудитории. И результат совсем не тот.

У The New Times далеко не столь обширная аудитория, как об этом часто объявляет Альбац и ее соратники по убеждениям. И уж конечно, эта аудитория в тысячи раз меньше, чем у Навального. Куда более вероятной выглядит версия, что Евгения Марковна смогла убедить реальных спонсоров дать ей денег на оплату штрафа. А после все было выдано под соусом, что "огромная армия поклонников" собрала неимоверные деньги лишь из поддержки самой Альбац и ее творчества The New Times, в отличие от того, как его позиционирует владелица, даже в рейтингах либеральных СМИ располагается где-то за 50-й позицией, это о многом говорит", - подчеркивает юрист.

Закон об иноагентах

В июне 2014 года Альбац объявила о закрытии бумажной версии журнала The NewTimes из-за банальных финансовых проблем – ее просто никто не хотел покупать. На этом фоне многие назвали весьма сомнительным, чтобы малоизвестное интернет-издание с аудиторией в "полтора читателя" могло собрать подобную сумму в столь короткий срок. Кроме того, аналитики подчеркивали связь Альбац с многочисленными фондами Запада, финансирующими в России пропагандистскую работу.

Штраф издание Альбац получило за откровенное пренебрежение российским законом о СМИ-иноагентах
pixabay.com  / PD

Президент РФ Владимир Путин подписал закон о СМИ-иноагентах в ноябре 2017 года. Он предполагает, что иностранное средство массовой информации, распространяющее печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы, может быть признано выполняющим функции иностранного агента. В таком случае к СМИ-иноагентам будут применяться те же положения закона, как в случае с некоммерческими организациями, признанными иностранными агентами. Главным критерием для получения статуса иноагента — иностранное финансирование.

"Интересно, что критикуя закон об СМИ-иноагентах в России, отечественные либералы забывают упомянуть, что аналогичные давно и успешно действуют на Западе. Причем в США он намного суровее – там за нарушение норм этого закона предусмотрено даже уголовное наказание и реальные тюремные сроки. И это не "пустая" норма – случаев, когда люди оказывались за решеткой в Штатах на годы из-за обвинений в причастности к "иностранным агентам, довольно много.

В России этот закон однозначно нужен – недопустима ситуация, когда некое СМИ с неизвестным зарубежным финансированием собирает информацию и ведет в нашей стране чужую пропаганду. На мой взгляд, в подобных ситуациях наша страна должна действовать гораздо жестче и строже – по примеру тех же Штатов. Это вмешательство во внутренние дела страны. То есть угроза нашей информационной безопасности, а данное понятие входит в общее понятие национальной безопасности государства.

Шансов у Альбац на обжалование штрафа в Верховном суде России, на мой взгляд, нет – максимум может быть снижена сумма штрафа. Сама глава The New Times признает, что получала иностранное финансирование, то есть состав правонарушения доказан и даже не оспаривается. Вся эта история имеет другую подоплеку – Альбац хочет пройти все три судебных инстанции в России, что даст ей право обратиться в международные структуры, вроде Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и другие. Она особо этого и не скрывает", - заключает Илья Ремесло.