Прецедент "Юкоса" и госиммунитет сохранят крымские активы "Приватбанка" за Россией
economy.apostrophe.ua  / 

В украинском «Приватбанке» рассказали о поддержке арбитражом в Гааге иска к России по потере активов в Крыму. Профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин обращает внимание на прецедент «Юкоса», когда России ранее удалось отменить решение суда в Гааге, и иммунитет, распространяемый на любое государственное имущество РФ за рубежом.

Иск "Приватбанка" в арбитражный суд в Гааге

Арбитражный суд в Гааге поддержал его иск к России по поводу потери активов в Крыму, сообщили в «Приватбанке», который остается одним из крупнейших банков Украины. И хотя известно о решении стало только сейчас, вынесено оно было 4 февраля.

В сообщении кредитного учреждения говорится, что «РФ нарушила свои обязательства по двустороннему соглашению о поощрении и взаимной защите инвестиций, незаконно экспроприировав активы Приватбанка в Крыму, поэтому он имеет право на возмещение за такую экспроприацию в полном объеме». Размер компенсации пока неизвестен, но в самом банке оценивают ее в миллиард долларов.

«Урегулирование инвестиционных споров продолжается, как минимум тридцать последних лет и большое количество таких споров уже было рассмотрено. Принимающее инвестиции государство предоставляет гарантии безопасности для иностранных инвесторов, поэтому если инвестор считает, что государство нарушило гарантии, и возник ущерб, то может предъявить соответствующие требования. Данные отношения происходят не межгосударственном уровне, а между инвестором, который по какой-то причине потерял свои инвестиции, и принимающим государством, которое не обеспечило защиту.

В случае с крымскими активами ситуация выглядит интереснее. Изначально вложения были внутренними, когда территория Крыма находилась под юрисдикцией Украины, но переход из-под одной юрисдикции в другую уже не предмет для рассмотрения арбитража. Что здесь важно? Решение исходит из того, что нарушение прав инвестора имело место на территории РФ, включая республику Крым. Этот пункт положен в основу решения арбитража», - объясняет собеседник ФБА «Экономика сегодня».

Всего в Постоянную палату третейского суда в Гааге было подано восемь исков от полусотни украинских компаний по поводу активов в Крыму. При этом в российском Минюсте считают, что у третейского суда в Гааге не было юрисдикции на рассмотрение иска украинских компаний, потерявших свои активы после присоединения Крыма к России. Именно поэтому РФ отказалась исполнять предыдущее решение арбитража о компенсации украинским компаниям в размере 159 млн долларов за потерю активов в Крыму, обжаловав данное решение в Апелляционном суде города Гааги.

У РФ есть право обратиться по месту рассмотрения спора в национальный суд Гааги с заявлением об отмене решения
pixabay.com /

Прецедент "Юкоса" и государственный иммунитет

«В данном случае у РФ как у государства ответчика есть право обратиться по месту рассмотрения спора в национальный суд Гааги с заявлением об отмене решения, но круг оснований достаточно узкий. В то же время у нас есть уже хороший опыт подобных обращений. Стоит вспомнить про прецедент «Юкоса», когда первая инстанция суда в Гааге отменила решение.

Но в  целом переход территории, даже если он был осуществлен в соответствии с международным правом как Крым, не означает, что все имущество частных лиц, в том числе и иностранных, должно национализироваться. На мой взгляд, здесь надо усовершенствовать практику и посмотреть, не были ли нарушены права других иностранных инвесторов, чтобы избежать подобных исков впредь», - считает Дмитрий Лабин.

Самое же главное, что государство не перестает быть суверенным субъектом международного права, в связи с чем принудительное взыскание невозможно осуществить даже в ситуации, когда вынесено решение третейского суда. Автоматически такие решения не исполняются. По словам эксперта, здесь должен быть задействован правовой механизм, предусмотренный Нью-Йоркской конвенцией 1958 года об исполнении иностранных арбитражных решений. Он предусматривает необходимость обращения в национальные суды в тех странах, где взыскатель обнаружит имущество.

 «Главная сложность заключается в том, что имущество ответчика, в данном случае РФ, защищено государственным иммунитетом. Ряд международных договоров, в первую очередь Венская конвенция о дипломатических отношениях, предусматривает иммунитет всему имуществу, используемому в государственных целях. Отыскать какое-то иное имущество достаточно проблематично. Конечно, риск есть, но даже если арестовывают такое имущество, многие национальные суды применяют нормы конвенции и впоследствии освобождают его из-под ареста», - резюмирует Лабин.