"Мягкая сила" России помогает Ливану сохранять позиции на Ближнем Востоке
Федеральное агентство новостей  /  Дмитрий Жаворонков

Особое местоположение Ливана не позволяет ему ориентироваться только на одну сторону. Наряду с Китаем и США таким центром силы в регионе Ливан признает Россию, с которой исторически поддерживает хорошие отношения. Как отмечает директор Института стратегических исследований РУДН Дмитрий Егорченков, российская «мягкая сила» неизменно пользуется большим интересом в Ливане.

Долговременная стратегия Ливана 

Ливан в силу своего особого местоположения не может ориентироваться только на одну сторону. Мы находимся в равнобедренном треугольнике, так как Россия, Китай и США являются крупными экономическими центрами, заявил президент Ливана Мишель Аун в интервью российским СМИ. По его словам, на фоне неясной политической обстановки на Ближнем Востоке и борьбы в регионе Ливан не может выбрать какую-то сторону и вступить в войну, поэтому страна предпочитает искать дружеских отношения со всеми.

«Заявление президента Ливана выглядит достаточно ожидаемым по своему содержанию. Он озвучивает долговременную стратегию страны и в регионе и мире в целом. Ливанцы хорошо понимают, что они живут в достаточно небольшой стране, находящейся на перекрестке противоречий внутрирегиональных и глобальных игроков. При этом в последнее время страна лишена возможности серьезно подпитывать свою экономику внутренними ресурсами, в первую очередь за счет туризма.

Все это связано с региональными проблемами. Еще несколько десятилетий назад ситуация была кардинально другой – Ливан считался туристической и финансовой Меккой. Стоит отметить, что Бейрут исторически поддерживал нормальные отношения с разными центрами силы - СССР, Россией, США, Китаем, стараясь за счет этого получать поддержку в самых разных политических вопросах. Не последнюю роль играло и взаимовыгодное экономическое сотрудничество со всеми финансовыми игроками», - объясняет собеседник ФБА «Экономика сегодня».

Ухудшение ситуации на Ближнем Востоке и особенно в соседней Сирии серьезно ударило и по Ливану. Как отмечает Дмитрий Егорченков, сирийские беженцы, постоянная террористическая угроза и повышенная активность израильских военных серьезно усложнили ситуацию в стране, поэтому ливанцы делают все возможное для сохранения своей независимости и экономического развития. Учитывая размеры страны и масштабы проблем, дается это нелегко. Особенно остро стоит проблема беженцев.

Вопрос беженцев для Ливана стоит очень остро
Федеральное агентство новостей / Мохамад Жарбуа

Отношения России и Ливана 

Как заявил президент страны Мишель Аун, Ливан выступает против позиции западных стран, связывающих вопрос возвращения беженцев в Сирию с процессом политического урегулирования кризиса в этой стране. По его словам, одни возвращаются домой, другие им препятствуют, хотят держать их в заложниках для собственной выгоды в политическом урегулировании. В этом вопросе накопилось много нарушений.

«Вопрос беженцев для Ливана очень остро стоит. Сотни тысяч, если не миллионы из них так или иначе оказываются на ливанской территории. Количество беженцев очень велико, многие постоянно пытаются дестабилизировать ситуацию, обострить проблемы, связанные контрабандой. В итоге ухудшается криминогенная ситуация, на фоне большого количества неустроенных людей растет преступность. Экономика Ливана серьезно страдает, и в Бейруте заинтересованы в том, чтобы беженцы поскорее вернулись назад к своим очагам», - комментирует Егорченков.

Вопрос беженцев будет подниматься Мишелем Ауном и на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным, которая запланирована на 26 марта. По словам эксперта, Ливан довольно активно идет на контакт с Россией. У нас складываются хорошие отношения, и ливанцы пытаются сотрудничать в самых разных сферах - как экономических, так и политических.

«Ливан играет роль медиатора на Ближнем Востоке, способствуя тем или контактам и переговорам. У нас развивается и военно-техническое, и научное сотрудничество, очень активно в стране работает российский центр науки и культуры. Там регулярно проходит большое количество мероприятий, российская «мягкая сила» неизменно пользуется большим интересом в Ливане», - резюмирует Дмитрий Егорченков.