Эксперт нашел вмешательство во внутренние дела РФ в требованиях "Нафтогаза" к "Газпрому"
naftogaz.com  /  НАК «Нафтогаз України»

У России есть федеральный закон об экспорте газа, где написано, что монопольное право на поставки имеет собственник ГТС. Требование «Нафтогаза» предоставить право экспорта другим газодобывающим компаниям стоит расценивать как призыв изменить наше законодательство, а это уже вмешательство во внутренние дела РФ, считает эксперт ФНЭБ, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Игра «Нафтогаза» на срыв транзита

В ответ на предложение главы «Газпрома» Алексея Миллера к «Нафтогазу» урегулировать все судебные споры до заключения нового контракта на транзит, в украинской компании озвучили намерение потребовать от российского холдинга дополнительно более 11 миллиардов долларов. Исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко назвал такое требование компенсацией за возможное прекращение транзита российского газа.

«Нафтогаз» еще раз подтверждает, что играет на срыв транзита. Они демонстрируют, во-первых, планы противодействовать выделению ГТС из своей структуры для того, чтобы «Газпром» не успел подписать контракт на транзит уже с новой компанией. Витренко подтверждает, что они пока будут сохранять трубу в своей юрисдикции и не намерены ничего подписывать, поэтому на европейском газовом рынке могут возникнуть проблемы

Что касается непонятных заявлений об 11 млрд долларов, то это сигнал в ответ на предложение «Газпрома» о мировом соглашении. Российская компания предлагает обнулить все иски, чтобы подписать соглашение о транзите на 2020 год, на что «Нафтогаз» говорит об увеличении требований. Но такие требования абсолютно необоснованны, потому что нет подписанного соглашения. Что-то требовать можно, когда ваши права, закрепленные в коммерческом соглашении, нарушаются.

Здесь такого соглашения нет, действие контракта заканчивается 1 января. Не понятно, откуда вообще взята цифра в 11 млрд, если на бумаге нет никакого тарифа на прокачку и никаких обязательств. Не понятно даже, куда они пойдут с таким требованием, так как Стокгольмский арбитраж регулирует только действующие контракты. Скорее всего, здесь имеет место и внутренний фактор – Витренко показывает себя действующим властям «эффективным менеджером», способным принести бюджету 11 млрд долларов», - предполагает Игорь Юшков.

Юшков: «Нафтогаз» еще раз подтверждает, что играет на срыв транзита
vk.com  / Игорь Юшков

Требование перенести точки передачи газа

Напомним, что в случае прямого договора с Киевом на поставки газа текущая цена для конечного украинского потребителя может быть снижена на 25%. Об этом говорил и глава «Газпрома» Алексей Миллер. По мнению Витренко, для снижения цены на 20% и ниже необязательно заключать контракт с «Газпромом». «Для этого необходимо, чтобы «Газпром» в соответствии с европейскими правилами не злоупотреблял своим доминирующим положением на европейском рынке», - написал он на своей странице в Facebook.

Речь идет о том, чтобы российская компания не отказывала европейским компаниям в просьбах перенести точки передачи газа на границу Украины и России, чтобы «Газпром» предлагал свопы другим газодобывающим компаниям в России и чтобы «Газпром» перестал «фактически блокировать» экспорт газа из Средней Азии на Украину и в ЕС, пояснил Витренко. Как предположили ранее эксперты, идею о переносе точки сдачи приемки российского газа на российско-украинскую границу Украина продвигает с подачи США, чтобы американцы смогли контролировать поток российского газа в Европу.

«Исторически так сложилось, что право собственности переходит европейским потребителям в самой Европе, в основном через австрийский газовый хаб Баумгартен. 50 лет назад начались поставки советского газа европейским потребителям, и Австрия была следующей страной на маршруте за границей социалистического блока. Тем не менее, это не российская придумка. Если бы европейцы были согласны и хотели перенести точки сдачи приемки – другое дело, но они не хотят.

Ни один европейский клиент не обращался к «Газпрому» с такой просьбой, предлагая российской компании самой разбираться с Украиной и проблемами транзита. Для нас бы решилось в этом случае сразу много проблем. Например, нам не нужно было бы использовать миллиарды долларов для строительства газопроводов, мы могли бы загружать трубы в полном объеме», - объясняет ФБА «Экономика сегодня» эксперт.

Требование «Нафтогаза» предоставить право экспорта другим газодобывающим компаниям стоит расценивать как призыв изменить наше законодательство
Федеральное агентство новостей  / Полина Цыбулько

Попытка вмешательства во внутренние дела РФ

Со среднеазиатскими поставщиками то же самое – еще не факт, что у Туркмении или Казахстана есть газ, чтобы качать транзитом через РФ. Если бы даже они пошли на такой шаг, то Украина приобретала бы его по рыночной цене, а плюс еще надо заплатить за прокачку по территории РФ до украинской границы. По словам Юшкова, никто не обращался к России по вопросу транзита газа до Украины.

«Что касается требования «Нафтогаза» предоставить право экспорта другим газодобывающим компаниям, то его стоит расценивать как призыв изменить наше законодательство, а это уже вмешательство во внутренние дела РФ.

У России есть федеральный закон об экспорте газа, где написано, что монопольное право на поставки имеет собственник ГТС. Изначально понятно, что все это невыполнимые требования, и они представляют собой попытку демонизировать «Газпром» и РФ перед трехсторонними переговорами по транзиту», - подводит итог наш собеседник.