Желание Киева провести морскую границу с РФ ставит вопрос признания Крыма под новым углом
stat.mil.ru  /  Пресс-служба Южного военного округа

Предложение Киева инициировать «принудительные» переговоры с Москвой по установлению морской границы следует воспринимать как попытку создать информационный шум и показать активность, считает политолог Владимир Джаралла. Тем не менее, сама постановка вопроса ставит вопрос признания Крыма под новым углом, так как для запуска переговоров Киеву понадобится признать российский полуостров.

Вопрос признания Крыма под новым углом

В российском МИДе сегодня напомнили, что ранее Украина предложила инициировать «принудительные» переговоры с Москвой по установлению морской границы. Скорее всего, под ними Украина понимает согласительную процедуру, предусмотренную статьей 298 Конвенции 1982 года, предположил в интервью РИА Новости заместитель министра иностранных дел РФ Андрей Руденко.

По его словам, запустить такую процедуру можно будет только при отсутствии нерешенного спора, касающегося суверенитета или других прав на материковую или островную территорию. Другими словами, если Киев признает Крым российской территорией, то такой шаг может стать хорошей основой для переговоров по морской границе между Украиной и РФ.

«К сожалению, приходится констатировать, что администрация Зеленского в сфере внешней политики и взаимоотношений с РФ начинает повторять линию предыдущей администрации в той же активности. С таким трудом добившись заключения соглашения по ключевому моменту, связанному с гражданской войной, украинская администрация оказалась не в состоянии его реализовать. Вместо этого она немедленно начала вести дипломатическую активность, предлагая различные неприемлемые решения.

Ключевая цель такой дипломатии заключается в отвлечении внимания от главного фактора, согласно которому Зеленский не обладает способностью влиять на собственную исполнительную и военную власть. Предложение инициировать «принудительные» переговоры с Москвой по установлению морской границы следует воспринимать в том же русле, то есть как попытку создать информационный шум и показать активность», - комментирует собеседник ФБА «Экономика сегодня».

Джаралла: вопрос определения границ и морского шельфа упирается в признание Украиной российского Крыма
фото из личного архива Владимира Джараллы  / 

Вопросы международного морского права

Отметим, что вопрос статуса и режима Азовского моря определен Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года. Как напомнил Руденко, согласно статье под номером один этого международного договора, Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Российской Федерации и Украины.

Та же самая статья предусматривает, что Азовское море разграничивается линией государственной границы в соответствии с соглашением между сторонами. Получается, что по текущему двустороннему договору разграничение данной акватории возможно только по соглашению сторон. Таким образом, положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года в данном случае в принципе не применяются.

«Вопросы международного морского права с одной стороны одни из наиболее сложных, но с другой стороны - они наиболее изучены как методически, так и практически. Обычно здесь возникает только одна проблема, когда стороны не видят необходимости договариваться. В остальных случаях переговоры эффективны. Что касается морской границы, то здесь вопрос определения границ и морского шельфа упирается в признание Украиной российского Крыма.

Очевидно, что Крым - российская территория навсегда, но признать Украина это не способна, поэтому обсуждение вопроса о границе изначально лишено смысла. Стремление же к «принудительным» переговорам скорее способны привести к очередному конфликту на море с определенными последствиями. В данном случае создавая шум и конфликтную ситуацию Киев стремится отвлечь внимание от себя и своих провалов, поэтому обсуждение сколько-нибудь конкретных моментов лишено смысла», - считает Владимир Джаралла

Крым - российская территория навсегда, но признать Украина это не способна
Федеральное агентство новостей  / Евгения Авраменко

Военное преимущество России

Стоит отметить, что ранее Киев уже обращался в Международный суд ООН в связи с задержанием в РФ украинских моряков после инцидента в Керченском проливе. Поясняя ситуацию, профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин отметил, что Россия действовала в проливе в полном соответствии с международным правом на основании такого аргумента как «ребус сик стантибус» или по-русски коренное изменение обстоятельств.

Азовское море в соответствии с этим соглашением рассматривается как внутреннее море двух сопредельных государств, соответственно они устанавливают режим судоходства, в том числе по Керченскому проливу, который в тот период был разделен на два государства, подчеркнул Лабин. В свою очередь Джаралла выделяет два нюанса.  

«Первый из них связан с намерениями иностранных государств, прежде всего США и Великобритании, как-то воспользоваться режимом судоходства. Но другой нюанс заключается в том, что РФ не беспомощна в вопросах безопасности и вход в Черное море любого корабля с момента его появления в акватории оказывается под контролем вооруженных сил России, а это самый отрезвляющий аргумент для любых провокаций.

Таким образом, риски в неурегулированных вопросах по морской границе, конечно, есть, но для того, чтобы они стали существенными, необходима координация всех стран западного блока. Такая координация в настоящий момент отсутствует, а военное преимущество России в акватории способно ограничить любую угрозу», - резюмирует политолог.