Внешнее давление США сделало международную безопасность основной темой ШОС
kremlin.ru  /  пресс-служба президента РФ

Тема международной безопасности становится основной для политики Китая по Шанхайской организации сотрудничества(ШОС) – считает научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урала-Поволжья Института Востоковедения РАН Станислав Притчин.

Китай рассматривает ШОС, как гаранта своих геополитических интересов

Помощник министра иностранных дел КНР Чэнь Сяодун заявил, что международное сообщество на фоне усиления неопределенности и вызовов безопасности в мире возлагает особые надежды на ШОС и те стратегические преимущества, которые дает данная организация.

По мнению китайского дипломата, современный мир претерпевает значительные изменения на фоне усиления факторов неопределенности и нестабильности. В настоящее время, как полагают в Пекине, традиционные и нетрадиционные вызовы глобальной безопасности между собой тесно переплетены, а такие явления, как протекционизм и унилатерализм, набирают силу, из-за чего значение ШОС постоянно повышается.

Отметим, что здесь Сяодун недвусмысленно обозначает фактор внешней политики США, ведь под протекционизмом китайцы имеют в виду пошлины, которые были введены Вашингтоном при Трампе, а под унилатерализмом – одностороннюю политику санкций, которая стала основой внешней доктрины американцев.

Данные качества американской внешней политики напрямую повлияли на интересы России и Китая, которые являются основой ШОС. Здесь надо отметить, что данная организация появилась вследствие геополитических изменений, связанных с распадом Советского Союза, и «новых отношений» Москвы и Пекина, которые стали возможными в девяностые годы.

Евгений Примаков является одним из авторов концепций ШОС и БРИКС
wikipedia.org  / CC BY-SA 3.0

Кроме того, это заявление Сяодуна связано с тем, что в ноябре в Ташкенте должен пройти саммит глав правительств стран-членов ШОС, где китайскую сторону будет представлять премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, а сама повестка будет носить широкий характер.

Например, китайцы уже объявили, что собираются обсудить практические шаги по реализации проекта «Один пояс – один путь», который уже стал частью национальной доктрины КНР, а также сотрудничество в сфере экономики, торговли, промышленности, финансов и инвестиций.

Соответственно, задачи, которые Китай сегодня ставит перед ШОС, выходят далеко за проблематику международной безопасности, и носят чрезвычайно широкий характер, вследствие чего, возникает вопрос, а действительно ли данная платформа носит геополитический характер или страны-члены этой организации пытаются на ее полях обеспечить реализацию совместных торгово-экономических интересов.

«Пекину важно, чтобы Центральная Азия и Евразия в целом, были спокойным и стабильным подбрюшьем китайской внешней политики, откуда не стоит ждать значительных геополитических вызовов», - констатирует Притчин.

С помощью ШОС Китай хочет обезопасить свои интересы в Центральной Азии
pixabay.com  / TheDigitalArtist

Как полагает эксперт, исходя из этой позиции, Китай использует ШОС, как универсальную международную площадку, с помощью которой он решает геополитические вопросы. Также «под этим зонтиком» китайцы выстраивают свои двусторонние отношения со странами-членами ШОС.

«Сейчас ситуация немного меняется в связи с тем, что впервые за тот период, когда Китай признается всеми за мировую державу, происходит его геополитическое противостояние с США. Поэтому в Китае идет поиск и выработка внешнеполитических коалиций, которые бы обеспечили китайский тыл в противостоянии с США, сделавших ставку на переформатирование глобального пространства», - заключает Притчин.

Ведь очевидно, что главной целью американской внешней политики является изменение баланса сил с Китаем, причем американцы требуют от Пекина слишком больших уступок. Это видно по тому факту, что Вашингтон не принял торговое предложение Пекина, где и так содержатся очень значительные уступки.

Данное обстоятельство является стратегическим вызовом для китайской внешней политики, хотя ситуация складывается так, что сложно представить начало полномасштабной торговой войны между Пекином и Вашингтоном, учитывая возможные двусторонние издержки.

Сегодня идет геополитическое противостояние США и Китая
НА  / 

У России и Китая нет серьезных противоречий в рамках ШОС

«В последнее время Китай был достаточно пассивен в отношении ШОС, и вот это заявление со стороны МИД КНР показывает нам, что китайская сторона является одним из инструментов обеспечения прокитайской коалиции на международной арене», - резюмирует Притчин.

И здесь, в любом случае, возникает вопрос, а как подобная линия Пекина оценивается Москвой, которая делает ставку на сотрудничество с китайскими партерами, но все-таки имеет особые интересы на пространстве Центральной Азии и Евразии.

«Противоречия России и Китая являются скрытыми, поскольку наши страны пытаются обеспечить видимость отсутствия любых трений, но понятно, что на уровне принятия решений иногда возникают разные подходы между Москвой и Пекином», - констатирует Притчин.

Это видно по определению контуров единой политики Москвы и Пекина в отношении Индии и Пакистана, а также Ирана. Здесь задействована очень тонкая политика, где фактор совершенно разных отношений России и Китая с третьими государствами играет существенную роль.

У России и Китая нет противоречий в рамках ШОС
kremlin.ru  / пресс-служба президента РФ

«Например, Китай не является сторонником прямого включения Ирана в ШОС, поскольку это будет восприниматься, как прямой вызов Западу. И эти тактические вопросы вызывают определенные трения, но не публичного, а закулисного характера», - заключает Притчин.

Тем более, ШОС, по мнению Станислава Александровича, пока является номинальной организацией с точки зрения институтов, а также тех решений, которые принимаются в контексте данной международной структуры.