Территориальные требования к России дискредитируют Эстонию в глазах Европы
Федеральное агентство политических новостей  /  Евгения Дылева

Территориальные претензии Эстонии к России связаны со спецификой внутренней политики этой страны и качеством эстонской элиты – считает заведующий сектором региональных проблем отдела европейских исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов.

Эстонские требования по Ивангороду совершенно беспочвенны

Председатель эстонского парламента Хенн Пыллуаас заявил, что правящая в этой стране парламентская коалиция не будет продолжать ратификацию договора о государственной границе с Россией, который был подписан между Москвой и Таллином в 2014 году.

Пыллаус считает, что Эстонии ничего не нужно делать по этому направлению, поскольку если Москва и Таллин ратифицируют этот договор, то эстонцы откажутся от «спорных территорий», и это будет иметь «огромные юридические последствия» для эстонцев.

Разговор идет об Ивангороде и Печорском районе, которые с 1919 по 1944 годы входили в состав Эстонии. Эти территории до 1919 года были частью Санкт-Петербургской губернии и были захвачены эстонцами в 1919 году после объявления независимости этой страны. В 1920 году данное событие было закреплено мирным соглашением и двусторонним признанием Москвы и Таллина.

Окончательно свой современный статус эти территории получили в 1944 году после окончания германской оккупации Эстонии и Ленинградской области, когда граница между ЭССР и РСФСР была установлена по реке Нарва, как это было во времена Российской империи.

Таллин продолжает заниматься политическими спекуляциями
Новостное агентство /

«Современная Эстония отказалась от этих территорий еще в 1991 году, как Москва и Таллин согласовали договор о взаимном признании. Кроме того, отказ от территориальных претензий был прописан во время вступления эстонцев в НАТО», - заключает Воронов.

Таким образом, этот вопрос с международно-правовой точки зрения является полностью закрытым, причем отказ Таллина в ратификации договора о государственной между Россией и Эстонией не повлияет на беспочвенность этих эстонских требований.

«Здесь действует несколько аспектов. Например, это расстановка сил в эстонской правящей коалиции, причем власти в Эстонии хотят показать свою принципиальность и пытаются в борьбе за национальное достояние обозначить свою позицию. Пусть с международной точки зрения данные претензии Эстонии не выдерживают критики и просто не являются серьезными», - резюмирует Воронов.

Пыллуаас является представителем Консервативной народной партии Эстонии. Это единственная на сегодня парламентская партия в Эстонии, которая официально не поддержала действующего президента этой страны Керсти Кальюлайд.

Эстонский президент в прошлом году ездила на переговоры с Путиным
kremlin.ru / Администрация Президента РФ

Главным спикером этой организации является министр внутренних дел Эстонии Март Хельме, прославившийся своими заявлениями по поводу России, мигрантов, евроскептицизма и всех сопутствующих вопросов. Это «творческий человек», который до 1992 года работал исполнительным директором эстонского Союза писателей, после чего поступил в МИД Эстонии и служил послом в России.

Поэтому перед нами позиционирование эстонских консерваторов в очень своеобразной политике Таллина, где местные партии постоянно друг друга обвиняют во всех грехах и придерживаются непоследовательной линии по всем принципиальным вопросам.

Эстонские власти занимаются популизмом

«Вообще все это выглядит очень странно, поскольку международно-правовых обоснований для территориальных претензий Эстонии нет, из-за чего непонятно, зачем будировать эту тему, в очередной раз «дразня медведя», - констатирует Воронов.

Как считает эксперт, перед нами мутная история, ведь ничего приобрести от этого эстонцы не смогут кроме внутриполитического аспекта, который в интересах своей партии разыгрывает Пыллуаас. Эстонцы не получат здесь внешнеполитической поддержки со стороны своих союзников, из-за чего данная риторика является обычным предвыборным инструментом.

Министр внутренних дел Эстонии Март Хельме
ekre.ee / Novoest Digiagentuur. Kasutamistingimused

Также нужно обратить внимание на то, что страны Прибалтики и Польша любят спекулировать различными историческими темами, которые не имеют никакого отношения к реальности и этим вносят раздор, как во внутреннюю политику ЕС, так и в отношения Брюсселя и Москвы. Многие европейские политики отмечают, что заявления этих государств носят абсурдный и неконструктивный характер.

«Что касается практики, то здесь есть позитивный пример Финляндии, которая также может заявить о территориальных претензиях к России, но не делает этого, дорожа позитивными российско-финскими отношениями», - заключает Воронов.

Финны, в отличие от эстонцев, холят и лелеют свои отношения с Россией, поскольку они обеспечивают им экономический рост. По этой причине, несмотря на санкционный кризис между Москвой и Брюсселем, Хельсинки находится в постоянном контакте с Россией.

А ведь Финляндия могла бы также спекулировать перипетиями наших отношений в первой половине XX века, когда Хельсинки получил из рук Владимира Ленина свой суверенитет, а затем в 1940 году потерял территорию бывшей Выборгской губернии и часть Карелии.

Финляндия сделала ставку на развитие отношений с Россией
kremlin.ru / пресс-служба президента РФ

«Линия на добрососедские отношения с Россией является консенсусной стратегией политического руководства Финляндии. Из-за чего в этой стране нет никаких завиральных идей по возврату территорий, а ведь Хельсинки здесь имеет основания. Все это говорит о качестве элит в этой стране, которые настроены на реализацию финских национальных интересов», - резюмирует Воронов.

Воронов считает, что финская элита заточена на успехи своей страны, а эстонцы, мягко говоря, «не понимают своего счастья».