Россия выводит Японию на диалог на фоне обновленных реалий по Курилам
Агентство городских новостей Москва  /  Сергей Ведяшкин

Заявленные Лавровым концептуальные основы мирного договора России и Японии – это начало дипломатической игры между Москвой и Токио. Такое мнение в интервью ФБА "Экономика сегодня" озвучил эксперт Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Олег Казаков.

Москва предложила официальному Токио базу для заключения мирного договора, однако японская сторона пока молчит в ответ на российскую инициативу. Об этом министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, выступая на международном научно-практическом форуме "Примаковские чтения". По словам дипломата, соглашение должно отвечать современным реалиям и охватывать множество аспектов двусторонней и глобальной повестки.

Мы концептуальные основы мирного договора предложили. Пока наши японские коллеги не откликаются конкретно на такую концепцию. В основе всего, что должно определять наши дальнейшие отношения, лежит проблема времен итогов Второй мировой войны", - сказал Лавров. Как известно, Токио со времен окончания Второй мировой войны предъявляет претензии на три острова Южных Курил – Итуруп, Кунашир и Шикотан, а также на необитаемую ныне гряду островов Хабомаи. Японцы зовут их своими "северными территориями".

"Лавров явно начинает новую дипломатическую игру, показывая Токио, "на чьей стороне мяч", - указывает Казаков. – Российская сторона указывает, что ждет действий от Токио и пытается продолжать переговоры на фоне того, что отношения в последнее время оказались в какой-то мере заморожены. Ничего принципиально нового в позиции Москвы нет – Япония сначала должна признать итоги Второй Мировой войны.

Это автоматически означает, что Токио признает: острова Южных Курил де-юре и де-факто принадлежат России. РФ провозглашает это базовой платформой, на основе которой можно продолжать какие-то предметные переговоры. Насколько такая политика Москвы продуктивна с точки зрения продолжения диалога, сказать сложно. Ведь этот тезис Токио уже раньше слышал и выработал собственную линию поведения по данному вопросу".

Позиция Токио неизменна

Позиция Москвы в территориальном споре проста - Южные Курилы вошли в состав СССР по итогам Второй мировой войны, и российский суверенитет над ними, имеющий соответствующее международно-правовое оформление, сомнению не подлежит. Никто в мире не поддерживает претензии Токио, кроме негласной помощи США, которые активно будируют спор для ухудшения российско-японских отношений.

Япония ставит целью получить все острова южнокурильской гряды
Фото предоставлены ООО «Институт вулканологии и геодинамики»  / 

Однако существует еще Декларация 1956 года, подписанная Москвой и Токио. В ней четко сказано, что сначала должно быть признание итогов Второй мировой войны и суверенитета России над всеми ее землями, включая и Южные Курилы. И только потом речь пойдет о мирном договоре и каких-то территориальных обсуждениях. А в качестве знака доброй воли РФ передает Японии Шикотан и Хабомаи. Но Россия закрепила в Конституции запрет отчуждения территорий, так что документ больше неприменим.

"Очевидно, сейчас японская сторона отреагирует на заявление Лаврова, но достаточно вяло – лишь укажет, что у Токио есть свое мнение по принадлежности Курил, и он будет его отстаивать. При этом японцы – люди очень инерционные, они практически никогда не меняют однажды занятых позиций. И вынудить их к этому могут только экстраординарные события. К примеру, Токио до последнего заявлял о проведении Олимпиады в Японии в этом году, пока не стало окончательно ясно, что сделать это из-за пандемии не удастся.

А позиция японцев озвучена давно и тоже всем давно известна. Россия должна передать все требуемые острова Южных Курил, после чего можно подписать с Россией мирный договор и вести диалог о развитии экономических отношений. Десятилетиями политики внушали народу, что острова отторгнуты незаконно и должны вернуться Японии – ни один политик не сможет изменить этот общенациональный консенсус", - подчеркивает Казаков.

Абэ проигнорировал визит в Москву

С весны премьер Японии Синдзо Абэ несколько раз заявлял, что намерен продолжать переговоры с Россией по поводу спорных территорий. И допускал свой визит на Парад Победы, который в этом году из-за пандемии заболевания, вызываемого коронавирусом нового типа, перенести на июнь. Многие эксперты связывали эту встречу с возможным прогрессом в переговорах или хотя бы продолжением обсуждения всей повестки российско-японских отношений.

Абэ не приехал на Парад Победы в Москву из-за особенностей японского менталитета
kremlin.ru  / Администрация Президента РФ

Однако Абэ не прилетел в Москву, что дало политологам новую почву для раздумий. Одни называли этот факт свидетельством охлаждения или вовсе "заморозки" диалога, другие оправдывали его подготовкой к более предметной и прорывной личной встречи лидеров двух стран после эпидемии. Третьи призывали не заигрываться в конспирологию и причиной Абэ не ехать в Москву указывали пандемию COVID-19, разбушевавшуюся в Японии.

"Мое личное мнение – приглашение Абэ в Москву было необходимым политическим жестом, но ожидать приезда японского премьера в сложной для Японии ситуации не приходилось. Коронавирус был в этой стране темой номер один. При этом японцы очень болезненно относятся к тому, что руководство страны нарушает установленные им же правила. А кабмин страны постановил ограничить контакты, соблюдать социальную дистанцию и самоизолироваться.

Если бы в такой ситуации премьер нарушил негласное соглашение с населением о необходимой линии поведения, в обществе это вызвало бы резко негативную реакцию. У Абэ просто не было шансов в период пандемии выехать за границу, с кем-то встретиться и обсуждать проблемы. Положив на весы пользу от визита в Москву и возможные внутренние политические последствия, он просто отказался от поездки, и к диалогу с РФ эта ситуация отношения не имеет", - заключает Олег Казаков.