Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Экономика играет вторичную роль в послевоенных российско-французских отношениях, считает старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Евгений Осипов.

Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
 / 

Россия и Франция остаются торговыми партнерами

Франция остается одним из главных партнеров России в Евросоюзе. В 2018 году наш торгово-экономический оборот составил 17,192 млрд долларов. Импорт России выше, чем экспорт во Францию, мы продаем сырье, закупаем технологии и продукты переработки.

Объем российской торговли с Францией разнится по годам, и это связано с реализацией того или иного проекта. Товарооборот достиг пика в 2011 году, а после введения европейских санкций в 2014 году заметно просел, но затем начал восстанавливаться.

Порядка 85% российского экспорта во Францию приходится на минеральные продукты, остальное – это металлы, оборудование, транспортные средства и многое другое, но в сравнительно небольшом объеме. Россия поставляет во Франции продукцию химической промышленности, оборудование, транспортные средства, продовольственные товары и сырье для сельского хозяйства.

Россию и Францию связывают плотные межгосударственные проекты – наблюдается значительное участие Франции в проекте «Ямал-СПГ» компании «Новатэк» и в российском автомобилестроении – ВАЗ входит в коллаборацию с Nissan и Renault.

Президент Франции Эммануэль Макрон уделяет особое внимание российскому направлению и даже учредил специальный пост для развития торгово-экономических отношений с Москвой, пусть пока его усилия не сыграли существенной роли.

Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
 / 

Негативную роль в наших отношениях играют санкции, где Париж находится в ведомом положении у Берлина, привязавшего закрытие данного вопроса к реализации Минских соглашений, которые активно саботируются Украиной с подачи США.

В такой ситуации российско-французские торгово-экономические отношения могут строиться только поверх санкций, а это ограничивает их традиционными направлениями экспорта и импорта и большими контрактами типа СПГ-проектов компании «Новатэк».

Отношения России и Франции определяет политика

«Все лучшие моменты для российско-французских и для советско-французских отношений, а их было довольно много – это шестидесятые, семидесятые, восьмидесятые и девяностые годы, объяснялись политическими причинами, а не экономическими. Поэтому начиная с начала шестидесятых годов экономика в наших отношениях всегда следовала за политикой», - заключает Осипов.

У такой системы отношений несколько причин – это и особый путь президента де Голля, из-за которого Париж вышел из военной части НАТО, а штаб-квартира Альянса была перенесена в Брюссель, это и сила ФКП, набиравшей больше 10% голосов на выборах во Франции.

В пятидесятые годы, еще в период Четвертой республики до прихода к власти генерала де Голля, у французских коммунистов был шанс прийти к власти, поэтому влияние ФКП также сближало позиции Парижа и Москвы.

Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
 / 

Даже выбор французской системы SECAM при введении в СССР цветного аналогового телевидения объяснялся политическими соображениями, хотя западногерманский PAL и некоторые другие альтернативы, по мнению экспертов, ее превосходили.

«Примат политики в отношениях Парижа и Москвы подвергся большому испытанию в 2014 году и воздействовал на российско-французский товарооборот. Из-за этого выпала политическая составляющая, которая его стимулировала», - резюмирует Осипов.

Санкции являются серьезной проблемой

Санкции сильно мешают развитию наших отношений с Франций, но с 2014 года замечены попытки исправить сложившуюся ситуацию.

«Это было при прошлом президенте Франсуа Олланде после терактов во Франции, это было в прошлом году, когда после длительного периода состоялась российско-французская встреча в формате «2+2» на уровне глав МИД и Минобороны. Недавно была информация, что этот саммит в ближайшее время опять повторится», - заключает Осипов.

Данный саммит состоялся в Москве в сентябре прошлого года, а переговоры между Шойгу, Лавровым и их французскими коллегами свелись к проблеме Украины. Данное обстоятельство подтверждает, зачем американцам нужен украинский кризис.

Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
 / 

«Поэтому события 2014 года, а также военный конфликт в Сирии, по которому трения между Москвой и Парижем начались раньше событий на Украине, сильно навредили российско-французским отношениям. Франция была одним из инициаторов кампании против президента Башара Асада, поэтому ухудшение отношений происходит с 2013 года», - констатирует Осипов.

Все это негативно влияет на экономическую составляющую торгово-экономических отношений РФ и Франции, которые заключаются в крупных проектах в нефтегазовом секторе. К ним у французов есть интерес, и санкции Париж там не останавливают.

«Если брать сотрудничество в малом и среднем бизнесе, как это было раньше, то пока сложно говорить о прорывах. Для этого должна вернуться политическая составляющая, которая потянет за собой экономическое сотрудничество», - резюмирует Осипов.

Макрон относится к России конструктивнее, чем Меркель, но канцлер ФРГ играет определяющую роль в политике санкций. Возможно, смена главы кабинета ФРГ, которая состоится в среднесрочной перспективе, изменит ситуацию в отношениях РФ и ЕС.

Сближением с Россией Макрон возвращается к традиционному курсу де Голля
 / 

«Франция точно не будет инициатором снятия санкций с России, хотя бизнес этой страны давно за это. Для Парижа тема санкций не является основной. Для французов Россия является стратегическим партнером в глобальной политике, а не в экономике», - заключает Осипов.

В глобальной политике санкции не играют большой роли, поэтому ждать от Франции активности по их снятию не стоит.