18 +
Поиск

Азербайджанские газопроводы имеют значение для европейской энергетики, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков.

Пресс-секретарь президента Нагорного Карабаха Ваграм Погосян опроверг заявление Азербайджана об обстреле нефтепровода «Баку – Тбилиси – Джейхан» и подчеркнул, что армия Арцаха не нацеливается на объекты невоенного назначения.

Данный трубопровод предназначен для транспортировки азербайджанской нефти к турецкому порту Джейхан, который расположен на берегу Средиземного моря. Проект функционирует с 13 июля 2006 года, а среди его акционеров значатся BP и Statoil.

Пропускная способность системы составляет 1,2 млн баррелей в сутки. Данный проект является основой нефтяных доходов Баку, но этим трубопроводная инфраструктура Азербайджана не исчерпывается – в прошлом году был открыт газопровод TANAP.

TANAP или Трансанатолийский газопровод начал работать в июле 2019 года, а азербайджанский газ по нему поставляется через Грузию и Турцию к греческой границе. В ближайшем будущем его продолжением станет Трансадриатический газопровод.

Эти трубопроводы расположены вблизи армянской и нагорнокарабахской границ, поэтому они находятся в зоне оперативных возможностей армянской стороны. В ВС Армении присутствуют оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-Э», у которых есть на вооружении ракеты с боевым радиусом в 300 км – они точно могут достать до азербайджанских труб.

Армянская сторона не пойдет на такой шаг, но эта тема постоянно обсуждается в рамках идущего конфликта.

«Больше всего Азербайджан отправляет нефти через российский порт Новороссийск. Там азербайджанская нефть загружается в танкеры и отправляется на мировой рынок. Из-за этого Азербайджан играет достаточно большую роль для мирового нефтебаланса – Баку не является Россией или Саудовской Аравией, но у него немалая роль», - заключает Юшков.

Если Азербайджан перестанет экспортировать нефть, то мировой рынок это заметит – рыночные цены сразу пойдут вверх.

«Дефицита бы не возникло, но тем не менее азербайджанцы добывают много нефти. Баку является крупным региональным производителем нефти и эффективно влияет на ситуацию на рынке», - констатирует Юшков.

Что касается газа, то Азербайджан только в последнее время начал его экспорт, а главным получателем сырья является Турция.

TANAP имеет мощность в 16 млрд кубов газа, но полностью не заполняется – у Баку есть проблемы с месторождением «Шах-Дениз», которые ставят под сомнение окупаемость этого проекта, в который вложились многие страны ЕС.

В Брюсселе были планы, что азербайджанский газ «разбавит» российский экспорт, но пока от проекта выигрывает только Турция. После того, как был введен TANAP, существенно упали российские поставки газа через «Голубой поток».

«Кроме Турции небольшие объемы азербайджанского газа поступали в Грузию, а после начала работы TANAP эти возможности будут расширены. По проекту 6 млрд кубов остается в Турции, дальше идут два ответвления в Болгарию и Грецию – эти страны должны получать по 1 млрд кубов, а к концу 2020 года планировалось достроить маршрут до Италии», - резюмирует Юшков.

Италия хочет закупать до 8 млрд кубов азербайджанского газа, но это направление будет реализовано не ранее 2021 года.

«Газом азербайджанцы снабжают только Турцию, а вот их нефть расходится по мировому рынку, и тут у Баку много потребителей, однако нефтепровод «Баку – Тбилиси – Джейхан» является недозагруженным», - заключает Юшков.

У него есть несколько «каналов» на грузинские порты, но они поставляют небольшие объемы нефти. Первое место в азербайджанском экспорте продолжает занимать Россия, а нефтепровод «Баку – Тбилиси – Джейхан» только на втором.

У армян имеются возможности повлиять на азербайджанские поставки энергоресурсов, но они на такое не решатся. Для этого конфликт в Нагорном Карабахе должен выйти из-под контроля, но это не выгодно ни Азербайджану, ни Турции.

А так тема саботажа энергетических маршрутов периодически всплывает в мировой политике – можно вспомнить рассуждения, что Иран в борьбе с саудитами перекроет Ормузский пролив, а Украина – российский экспорт газа в Евросоюз.

Только такие действия сразу дестабилизируют международные отношений и создадут риск непредсказуемых последствий.

«Подобное не происходит часто, но риски уничтожения энергетической инфраструктуры остаются – как в ходе боевых действий, так и в результате террористических актов. Украинцы ведь взорвали ЛЭП в Крым и проделали это неофициально, когда пришли люди с гранатами и уничтожили эти объекты, а после не пустили ремонтников их починить», - констатирует Юшков.

С российским газотранспортным маршрутом в ЕС украинцы так не поступают, потому что в этом вопросе заложен внешний интерес, а сам транзит остается для Украины одним из немногих источников поступления валютных доходов.

«В ходе боевых действий в Донбассе был разрушен Лисичанский НПЗ, который принадлежал «Роснефти» – объекта больше не существует, поэтому в ходе боевых действий энергетическая инфраструктура может уничтожаться», - резюмирует Юшков.

В Нагорном Карабахе не идет полномасштабной войны, но если она начнется, то сразу создаст колоссальные риски для всего региона. Говорили же в Азербайджане об ударе по Армянской АЭС, пусть и сложно представить такой акт вандализма.