18 +
Поиск

Возможные украинские иски по приватизации «Массандры» имеют сомнительную перспективу, считает профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин.

Министерство имущественных и земельных отношений Республики Крым выставило на аукцион 100% акций акционерного общества «Производственно-аграрное объединение «Массандра» с начальной ценой лота в 5,3 млрд рублей.

К продаже предлагается более 3,575 млрд акций предприятия, принадлежащего Республике Крым. Аукцион назначен на 14 декабря, а заявки на участие в торгах будут приниматься до вечера 8 декабря.

Приватизация «Массандры» входит в план развития Республики Крым. Для проведения решения региональные власти в октябре 2020 года поменяли юридический статус структуры с унитарного предприятия на акционерное общество.

История «Массандры» начинается в первой половине XIX века, когда герой Отечественной войны генерал-фельдмаршал граф Михаил Воронцов для производства вина в Крыму начал закупать виноградную лозу в Греции, Испании, Франции и Германии.

Так появились крымские портвейны, мадеры, хересы: данные алкогольные напитки до сих пор выпускаются под брендом «Массандра».

После смерти сына и наследника графа Воронцова Семена виноградники были выкуплены Удельным ведомством, которое в Российской империи заведовало государственной собственностью. Этот порядок сохранялся как при советской власти, так и в украинский период.

В 1999 году указом Леонида Кучмы было создано «Национальное производственно-аграрное объединение «Массандра», которое в 2014 году было национализировано Госсоветом Республики Крым и передано Управлению делами президента РФ.

Национализация «Массандры» привела к протестам Киева, но сегодня поток украинского возмущения заглох. Только он может возобновиться после того, как предприятие будет передано в частную собственность. Участие зарубежных инвесторов невероятно, учитывая западные санкции против Крыма, а ведущие российские компании, наверняка, заинтересуются данным активом.

После этого украинцы могут заняться полюбившимися им судебными разбирательствами, тем более в 2015 году на Украине была попытка захвата бренда «Массандра», окончившаяся конфузом из-за отсутствия спроса на пиратскую продукцию.

«Право оспаривания существует всегда и у всех. Другое дело, насколько перспективна реализация данной возможности. Смена Крымом государственной юрисдикции создала непростую ситуацию в плане защиты частных прав. Однако данный вопрос не затрагивает юрисдикцию и полное верховенство РФ над полуостровом», - констатирует Лабин.

Этот вопрос является частноправовым и относится к особым правовым аспектам, связанным с международным частным правом.

«Проблема не касается принятия государственных решений по Крыму, но может привести к возникновению инвестиционных споров. Между РФ и Украиной действует международное соглашение по защите и поощрению иностранных инвестиций, предусматривающее гарантии иностранным инвесторам на российской территории, но реальные перспективы что-то оспорить у украинцев слабые», - резюмирует Лабин.

Нарушение принципов соглашения по защите и поощрению инвестиций позволяет истцу напрямую обратиться международный арбитраж, причем существуют уже более 10 российско-украинских разбирательств, вытекающих из крымской ситуации.

Было арбитражное разбирательство в Гааге. Там иск против России подали 18 украинских компаний, включая ассоциированные с олигархом Игорем Коломойским. Тогда арбитраж присудил украинской стороне 159 млн долларов компенсации.

В случае с «Массандрой» разговор идет о государственной собственности. Предприятие имело такой статус как при Российской империи, так и при СССР и Украине, поэтому украинской стороне будет сложно что-либо доказать.

«Соглашение о защите инвестиций в ситуации с «Массандрой» задействовать проблематично. Данное соглашение должно применяться в тот момент, когда иностранный инвестор потерял собственность, и ему не было выплачено надлежащей компенсации. Приватизация «Массандры» вторична, поскольку ее национализация никем и никогда не оспаривалась», - заключает Лабин.

Важным моментом является субъектный состав: соглашение о защите инвестиций предполагает защиту частных инвесторов. Из-за этого украинцы ничего добились по искам в отношении «Черноморнефтегаз», пусть и прилагали для этого усилия.

«По соглашению о защите инвестиций гарантируются права частных собственников, государство находится за пределами правового действия этого соглашения. Исключать исковые требования Украины не стоит, даже наоборот – необходимо предварительно к ним готовиться, поскольку любой арбитражный процесс является состязательным и на нем придется защищаться, но у российской стороны существуют довольно сильные аргументы, которые можно и нужно использовать», - констатирует Лабин.

В случае возникновения арбитражного спора, исходя из соглашения о защите и поощрению инвестиций, России необходимо заявить, что данный суд не обладает юрисдикцией по этому делу по причине субъектного состава.

«Потенциальный риск предъявления украинских требований по «Массандре» существует, но их перспектива крайне слабая при соответствующем квалифицированном выстраивании правовой защиты», - резюмирует Лабин