18 +
Поиск

Новые американские санкции являются инструментом неконкурентной борьбы, заметил ФБА «Экономика сегодня» ведущий научный сотрудник Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин.

Министерство торговли США ввело санкции против 45 российских и 58 китайских компаний.

Список включает Минобороны РФ, Службу внешней разведки, летный отряд «Россия», «Объединенную авиастроительную компанию» и многие другие оборонно-промышленные структуры отечественной экономики.

Санкции означают запрет на приобретение товаров и технологий у США: для осуществления сделок потребуется специальное лицензионное разрешение. Так, американцы оставляют «пространство для переговоров».

Если российские военно-промышленные проекты не связаны с экономикой США, то по гражданскому направлению существует взаимосвязь: кое-что мы у американцев продолжаем закупать, особенно это касается совместных проектов, созданных до 2014 года.

Из-за западных санкций пришлось переделывать гражданский лайнер SSJ-100, а в перспективном российском проекте МС-21 базовым двигателем наряду с отечественной разработкой ПД-14 является силовой агрегат американской компании Pratt & Whitney.

По ряду направлений у РФ могут быть проблемы, но несущественного характера: Москва с 2014 года учитывает санкционную перспективу, поэтому к американским ограничениям мы готовы. Они ни на что не влияют, и в США это прекрасно знают.

Главной угрозой является возможность распространения данных ограничений на другие государства. Наша страна не может производить все: ряд компонентов Россия вынуждена закупать, особенно по части высокотехнологичного импорта.

Курирующий оборонный сектор заместитель председателя Правительства РФ Юрий Борисов заявил, что отечественный оборонный комплекс не ощутит последствий новых санкций США. В России привыкли к таким решениям и больше не ощущают их.

«Перед нами не формальное действие. Американцы пытаются ударить по российской экономике, которая достаточно эффективна и конкурентоспособна, а отечественное оружие, если брать главное направление санкций, имеет хороший имидж за рубежом. Из-за этого США бьют по наиболее важным оборонным предприятиям России», - констатирует Блохин.

Оборонные компании РФ являются главным конкурентом американского ВПК, использующего госинституты США для лоббирования своих интересов. Это яркий образец недобросовестной конкуренции, чем на практике и являются американские санкции.

США вводят их не просто так, а реализуя определенные цели и задачи, причем как в отношении России, так и Китая.

Давление на «Северный поток – 2» связано с продвижением американского СПГ на европейский рынок, а санкции против российского ОПК связаны с борьбой на рынке вооружений, где Москва уверенно удерживает второе место.

Американцы в долгосрочной перспективе рассчитывают нанести урон отечественной оборонной промышленности.

«Есть здесь и глобальные цели: подрыв российской экономики как таковой и навязывание Москве гонки вооружений. Для этого США ведут работу с «оппозицией», которая должна спровоцировать социальный протест в обществе и расшатать ситуацию в России изнутри. В этой истории у США прописаны как глобальные, так и локальные цели», - заключает Блохин.

Раз глобальная цель – подрыв РФ, смена режима и повторение у нас советского перестроечного опыта восьмидесятых годов, недостижима, американцы перешли к локальным задачам и пытаются подорвать позиции отечественного ОПК.

«Это одновременно борьба с конкурентами и политика сдерживания России», - резюмирует Блохин.

Товарооборот РФ и США в 2019 году составил 26,2 млрд долларов, увеличившись по сравнению с 2018 годом на 4,86%. Интересно, что вырос как российский импорт, так и российский экспорт в американском направлении.

Постоянные санкции не мешают российском-американскому торгово-экономическому обороту постоянно увеличиваться: в последние годы он растет. Продолжают развиваться узкие направления, от которых ни Москва, ни Вашингтон не отказываются.

«Экономическая взаимозависимость между Россией и США мизерная, поэтому американцы легко генерируют санкции пакет за пакетом. США не чувствуют для себя никаких рисков», - констатирует Блохин.

Россия на санкции США не реагирует. Симметричный ответ для РФ не имеет смысла, мы не собираемся ограничивать себя от подконтрольных американцам финансовых институтов. Тем более ущерб от данных решений небольшой.

К жесткому ответу Москвы могут привести американские санкции против госдолга РФ и долларовых расчетов российских банков, но в Вашингтоне на эту меру не идут: можно назвать ее «красной чертой» двусторонних отношений.