18 +
Поиск

Слабый курс рубля и возросший спрос на металлы сыграли на руку российской экономике, заметил в комментарии ФБА «Экономика сегодня» инвестиционный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин.

Слабый курс рубля и возросший спрос на металлы сыграли на руку российской экономике, заметил в комментарии ФБА «Экономика сегодня» инвестиционный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин.

Ведущий представитель Демократической партии в Банковском комитете Сената США Шеррод Браун попросил Министерство финансов США провести брифинг по обвинениям в адрес российского предпринимателя Олега Дерипаски.

Информационное агентство Bloomberg сообщило, что Дерипаска продолжает влиять на повседневную деятельность концерна РУСАЛ и что это противоречит соглашению по смягчению антироссийских санкций 2018 года. Тогда Дерипаска ушел с поста президента второго по величине производителя алюминия в мире в обмен на прекращение давления США на РУСАЛ.

Причиной заявления Брауна стали материалы европейских чиновников, якобы переданных правительству США по Дерипаске и РУСАЛу. Сенатор высказал обеспокоенность данной информацией и попытался раздуть очередной скандал.

Давление США на РУСАЛ в 2018 году российская экономика хорошо прочувствовала. Рубль, который набрал силу после девальвации осени 2014 года, упал на несколько пунктов, а продолжение этой линии грозило проблемами всему металлургическому рынку.

Тогда нам удалось найти компромисс, но данная тема снова будируется в связи с приходом Байдена в Белый дом. Драконовские санкции против РФ новый американский президент вводить не будет, но ряд направлений может реанимировать, включая металлы.

Черная и цветная металлургии играют серьезную роль в российской экономике. В России сосредоточено 32% мировых запасов железных руд, а российская добыча составляет 15% от мировой.

Доля металлургической промышленности занимает 5% в российском ВВП, в промышленности производстве – 18%, а в экспорте – 14%. Если взять базовый товар – сталь, то ее производство увеличивается несмотря на санкции.

В цветной металлургии наши позиции еще сильнее. Россия контролирует 20% мирового производства алюминия и 40% никеля, плотные позиции у Москвы и по другим цветным металлам. Суммарно это 9% от промышленного производства РФ.

Со второго квартала 2020 года на рынке наблюдается тридцатипроцентный рост цен на сталь, что обернулось проблемами производителей по всему миру, потому что 75% металлических товаров делаются из стали.

Острый скачок цен произошел в ноябре, а для России это создало как издержки, так и преимущества.

Увеличение спроса автомобилестроителей на сталь и недостаточная реакция металлургических компаний ЕС и США привели к резкому росту цен. В Еврокомиссию был отправлен запрос по отмене квот для РФ и Турции для удовлетворения внутренних потребности в стальном прокате.

Ситуация складывается так, что цены на сталь будут долго оставаться на высоком уровне, что для Москвы позитивно.

«Если мы обсуждаем цены на сталь на российском рынке, то должны понимать, что их ценообразование зависит от курса валюты, т. е. от отношения рубля к доллару. Даже если бы на мировом рынке стали и арматуры не было ценовых изменений, это бы обернулось удорожанием стоимости данной продукции внутри страны», - констатирует Нигматуллин.

Товар, котирующийся на международном рынке, растет и на внутреннем. Это мы видели на примере базовых товаров. Правительству РФ из-за роста цен на пшеницу и сахар пришлось принимать меры по регулированию цен.

«Рубль в 2020 году ослаб на десятки процентов. Логично, что товар, котирующийся на иностранных рынках, меняется и во внутренних ценах. Это позитивная новость для экономики: слабый рубль делает металл более выгодным», - заключает Нигматуллин.

Российские производители смогут продавать товары по ценам ниже, чем конкуренты, сохраняя высокую маржинальность – в этом и заключается преимущества слабой национальной валюты, про что в России иногда забывают.

«Если посмотрим на 2008 год, когда курс рубля не являлся свободноплавающим и не ослаблялся во время кризиса, то глубина падения экономики была несопоставимо больше», - резюмирует Нигматуллин.

Таким образом, связка рубля с базовыми товарами сырьевого экспорта дала преимущества российской экономике в кризис.

«Перед нами важный элемент конкурентоспособности российской экономики – с этим фактором надо смириться и жить, а что касается металлов, то это тот товарный экспорт, который пользуется спросом на мировом рынке», - констатирует Нигматуллин.

Что касается российского рынка, то в начале «коронакризиса» ведущие металлурги в лице «Северстали» и НМЛК подняли цены на 10-15%. Так, компании отреагировали на ослабление рубля, после чего котировки увеличили металлообрабатывающие предприятия.

Мировой рынок отреагировал падением спроса на металлы на 50% процентов в апреле и на 30% в мае, а затем начал восстанавливаться благодаря Китаю. В июне цены достигли мартовского уровня, как и внутренний спрос в России. Не было повторения истории 2008 года, когда цены на металл просели на 50-70%, а спрос на сырье уменьшился в два-три раза.

Теперь растущий мировой спрос играет на руку российским производителям стали и других металлов.