Развал экономики Прибалтики лишил смысла третью АЭС в Белоруссии
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Белорусские планы по второй и третьей атомным станциям не вписываются в европейскую экономику, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Председатель Национальной академии наук Белоруссии Владимир Гусаков заявил, что через 20-25 лет в белорусской экономике возникнет необходимость в третьей атомной станции, а текущих энергетических мощностей начнет не хватать через три-пять лет.

По словам Гусакова, белорусские специалисты прорабатывают строительство третьей атомной станции.

Атомная энергетика Белоруссии имеет смутные перспективы

В 2020 году в Белоруссии заработал первый энергоблок БелАЭС, второй планируется подключить в 2022 году. Генерации, которую произведут эти объекты, стране хватит с лихвой. Основные показатели производства, где бы потребовалось много дешевой энергии, в Белоруссии, если и росли в предыдущие годы, то темпами, недостаточными для строительства даже второй АЭС.

Не совсем понятно, зачем строить вторую или третью АЭС, когда можно возвести дополнительные реакторы в Гродненской области: Белоруссия не такая большая страна, чтобы обязательно строить проекты в разных географических точках.

БелАЭС построена на средства льготного российского кредита усилиями Росатома и его дочек. Обслуживание контракта на БелАЭС является большой проблемой для Минска, учитывая непростую ситуацию в белорусской экономике.

Белорусская экономика перенасыщена электричеством
gov-murman.ru /

Общие выплаты Белоруссии по госдолгу в 2021 году составят 3,1 млрд долларов. Одновременно с этим белорусский внешний долг побил в 2020 рекорд и составил 18,1 млрд долларов: это ощутимая сумма для любой страны.

Очевидно, что Минск не сможет решить проблему как по внешнему долгу, так и по оплате кредита по БелАЭС без помощи РФ, являющейся главным кредитором Белоруссии. В такой ситуации сложно начинать разговор о новом атомном контракте, когда в Белоруссии экономический кризис, а финансовый план по БелАЭС поставлен под вопрос.

БелАЭС в региональной экономике должна заменить закрытую литовцами в 2009 году Игналинскую АЭС. Экспортное направление должно окупить этот проект, но в 2020 году литовцы пошли на внешнеполитическую эскалацию.

Пока экспорт электроэнергии из Белоруссии в ЕС не парализован: Латвия продолжает покупать белорусские объемы и затем транзитировать их в Литву, но об экономике прибалты не очень думают. Существуют большие шансы на то, что БелАЭС останется без рынка ЕС, а сам проект придется полностью вписать в российскую энергетику.

В такой ситуации разговоры по второй и третьей атомных электростанциях в Белоруссии являются преждевременными, а сам процесс начался после заявления Александра Лукашенко о необходимости строительства второй АЭС в стране.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко
president.gov.by / Пресс-служба президента республики Беларусь

Спроса в ЕС белорусы не найдут

«Данные планы основываются на оптимистичных оценках развития белорусской экономики. Имеется в виду, что страна начнет развиваться бурными темпами, и ей потребуется больше электроэнергии», - констатирует Перов.

Перов сомневается, что в ЕС и странах Прибалтики возникнет резкий спрос на электроэнергию, который сделает экономически целесообразным третью атомную станцию в Белоруссии. Этот вывод базируется на характере энергопотребления в ЕС.

«Белоруссия не может рассчитывать на покрытие роста спроса в ЕС за счет собственной электроэнергетики. Существуют официальные прогнозы, не всегда являющиеся корректными и точными, но демонстрирующие общую тенденцию, которая заключается в том, что рост энергопотребления в ЕС меньше, чем рост ВВП», - резюмирует Перов.

Такая ситуация складывается благодаря повышению энергоэффективности и меньшему удельному расходу электроэнергии.

«Нельзя ожидать бурного роста энергопотребления в ЕС. Кроме того, прибалтийские страны могут найти возможности для закупки электроэнергии для обеспечения нужд национальной экономики», - заключает Перов.

Руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов
ФБА «Экономика сегодня» /

Литовцы проложили энергокабель из Швеции: там есть проблемы с подачей, а стоимость электрогенерации выше, но Вильнюс издержки не пугают. Ради геополитики литовцы готовы пойти на экономические потери.

Еще в Прибалтике ликвидирована большая часть промышленного производства, а рост реального сектора экономики находится в районе нуля. Это дотационные страны ЕС, которые не ставят перед собой больших задач развития.

«Таким образом, этот прогноз Минска основывается на ожидании бурного роста национальной экономики», - констатирует Перов.

По будущему атомной энергетики есть вопросы

Будущее атомной энергетики находится под вопросом: в Западной Европе строительство атомных станций прекращено, а Россия больше ориентируется на внешние контракты, чем на внутренний рынок, где доля атомной генерации на уровне в 20%.

«Основные тенденции в энергетике связаны с ростом водородных проектов. У Росатома существуют проекты, заключающиеся в производстве водорода с помощью атомной генерации и последующей продажей его в ЕС», - резюмирует Перов.

Водород становится новым трендом в энергетике
Global Look Press / Friedrich Saurer/imagebroker.com

Насколько реалистичны планы по водородной энергетике – продемонстрирует время, но это попытка реабилитировать атомную энергетику.

«Атомная энергетика встраивается в модный низкоуглеродный тренд с помощью производства водорода. И это главная перспектива атомной энергетики вместе с процессами декарбонизации экономики ЕС», - констатирует Перов.