18 +
Поиск

Строительство энергетических кабелей через Балтийское море снижает конкурентоспособность литовской экономики, отметил ФБА «Экономика сегодня» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

Литовская энергетическая компания Litgrid AB сообщила о начале исследования дна Балтийского моря по проекту Harmony Link.

Разговор идет о польско-литовском энергокабеле, которым планируется соединить польскую и литовскую энергетики по дну Балтийского моря рядом с Гданьским и Куршским заливами в обход Калининградской области РФ. Стороны подписали контракт на Harmony Link 21 декабря 2018 года, строительство должно быть начато в 2023 году, а завершиться в 2025 году.

Исследование морского дна будет проведено консорциумом подрядчиков во главе с польской компанией Mewo. В работах примут участие семь судов, которые изучат морской маршрут длиной в 290 км и шириной в 300 метров.

Инвестиции в проект составят 680 млн евро, из которых 493 млн евро поступят из Евросоюза. Целью Harmony Link является помощь Литве и другим прибалтийским странам в освобождении от зависимости от российской системы БРЭЛЛ.

Литва давно занимается такими проектами: в 2015 году был построен энергокабель NordBalt, который поставляет электричество из Швеции в Литву. Он проложен между шведским городом Нюбро и литовской Клайпедой. Стоимость проекта составила 580 млн евро, из них в 270 млн евро обошлась морская часть проекта при европейской субсидии в 175 млн евро.

Почему-то польско-литовский проект оказался дороже шведского, хотя реализуется в более простых географических условиях.

Оба проекта призваны поддержать на плаву национальную энергетику Литву после ее нерациональной и непродуманной политики. Вильнюс сначала отказался от Игналинской АЭС, а затем начал борьбу с российской и белорусской электроэнергиями. После закрытия атомной станции в Висагинасе Литва из экспортера электроэнергии превратилась в одну из самых энергозависимых стран ЕС.

Российская и белорусская электроэнергии являются наиболее надежными и дешевыми на рынке, но Вильнюсу они не подходят по политическим причинам. В результате литовцы начали борьбу с БРЭЛЛ, а затем и с БелАЭС.

Под эту политику были разработаны проекты энергокабелей. Первым реализовали шведский проект из-за большой роли Стокгольма в литовских политике и экономике: президент и премьер-министр Литвы являются выходцами из данных кругов.

Сегодня речь зашла о польском проекте, что также неудивительно. Польша сильно влияет на Литву, однако существуют большие сомнения в надежности маршрута: у поляков нет больших излишков электроэнергии.

«Между Литвой и Польшей реализуется два энергопроекта. Во-первых, газовый трубопровод, а во-вторых, соединение электросетей. Электрическая тема активно генерируется как поляками, так и и литовцами», - констатирует Оленченко.

Основным поставщиком электроэнергии в Литву благодаря NordBalt является Швеция. У Стокгольма существовали амбиции развести энергокабель на Литву и Латвию, но Рига уклонилась от этого из-за высоких шведских тарифов.

«С севера Прибалтику осваивают финны, проложившие два энергокабеля между Финляндией и Эстонией: Estlink-1 и Estlink-2. Обозначилась большая конкуренция между финнами и шведами за прибалтийский энергорынок, куда включилась польская сторона, хотя Польша претендует только на Литву, а не Латвию с Эстонией», - резюмирует Оленченко.

Источником финской и шведской генераций являются атомные станции этих стран. В Швеции сегодня работает семь энергоблоков, а в Финляндии четыре. При этом, финны сами числятся импортерами российской электроэнергии. Они покупают дешевую российскую генерацию и продают свою за большие деньги эстонцам.

Шведы ведут неоколониальную политику в отношении литовцев, а поляки сами имеют проблемы с национальной энергетикой: в данной стране большое потребление угля, являющееся предметом постоянной критики Евросоюза.

«Еще поляки хотят построить газовый интерконнектор в Литву. У них по газовому вопросу две амбиции: получение газа из Норвегии по проектируемому датско-польскому газопроводу Baltic Pipe и превращение Польши в хаб американского СПГ в ЕС. Польша хочет, чтобы СПГ из США доставлялся в Свиноустье и дальше распространялся по Европе», - заключает Оленченко.

Пока на польскую идею откликнулся только президент Украины Владимир Зеленский, чье правительство летом 2019 года подписало газовый контракт с Польшей и США. Тогда появилось известное высказывание главы Минэнерго США про «Молекулы свободу».

Только контракт-контрактом, а реальных поставок не было: польско-американский вариант нереалистичен даже для таких стран, как Украина.

«Поляки претендуют на поставки газа в страны Вышеградской группы, в Литву и на Украину, а вторым моментом является экспорт электроэнергии, В этом переплетаются интересы польского и американского бизнесов, а также литовских компаний, которые связаны с Польшей. Заметна роль ЕС, выдавшего полякам и литовцам грант на данные проекты», - констатирует Оленченко.

Реализация Harmony Link забуксовала из-за пандемии COVID-19, а сегодня страны ЕС начинают думать о будущем, вот и вспомнили об этом инфраструктурном проекте. Одновременно с ним ведется разработка железной дороги Rail Baltica.

«Это позволяет получить деньги из Евросоюза и занять людей», - резюмирует Оленченко.

Экономического смысла в проектах немного: стоимость электроэнергии от них только дорожает, зато в Прибалтике создаются обходные Россию энергосистемы. Зарабатывать будут страны-поставщики, а платить деградацией экономики гордые прибалты.