18 +
Поиск

Участие РФ в египетском месторождении «Зохр» носит портфельный характер, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

В феврале после восьмилетнего простоя заработал СПГ-терминал Damietta, а уже 21 марта газовоз Methane Lydon Volney доставил в бельгийский порт Зебрюгге партию сжиженного газа, эквивалентную 100 млн кубов газа.

Газовоз разгрузился и снова взял курс на Египет: это не разовая акция, а регулярные поставки египетского СПГ в Евросоюз.

Причиной транзакции стало месторождение «Зохр». С 2012 года Египту не хватало добычи газа даже для собственных нужд, но открытие и запуск «Зохра» изменили ситуацию. Месторождение возвратило египтянам статус экспортеров газа.

Оператором «Зохра» является итальянская энергетическая компания Eni, а портфельный пакет в 30% принадлежит «Роснефти».

«СПГ-терминал Damietta принадлежит компаниям Eni (Италия) и Union Fenosa (Испания), доли по 10% находятся в собственности двух египетских компаний. «Роснефть» обладает долей в месторождении «Зохр», - констатирует Гривач.

«Зохр» был обнаружен Eni в 2015 году. По оценке 2016 года, месторождение содержит 453 млрд кубов газа, площадь разработки составляет 100 кв. км. Добыча газа началась в 2017 года для обеспечения внутреннего египетского рынка.

На экспорт предполагались излишки, так что «Зохр» вышел за пределы внутреннего потребления. Участие Eni в проекте составляет 60%, «Роснефти» – 30%, а на долю BP приходится 10%. Для российской компании это портфельная инвестиция.

«Газ «Роснефть» не помогает добывать: она присутствует в «Зохре» как портфельный партнер, а оператором там является Eni. Итальянцы пустили «Роснефть» в проект, который они разрабатывают в египетской части средиземноморского шельфа. Заграничных энергетических проектов у России много: они имеются у «Роснефти», «Газпрома» и «Лукойла», - заключает Гривач.

Участие РФ в добыче углеводородов за пределами страны достаточно большое, но с 2014 года существуют ограничения.

«США приняли законы, по которым санкции можно наложить на иностранные проекты, где доля любых российских компаний превышает 30% от уставного капитала. Теперь наши партнерские отношения существенно ограничены, никто не хочет рисковать получением санкций США, из-за чего маловероятно российское вхождение в энергопроекты с долей более 30%», - резюмирует Гривач.

Миноритарные доли, как отмечает эксперт, малоинтересны российским компаниям с точки зрения получения маркетинговых преимуществ и расширения присутствия на международных энергетических рынках.

Небезынтересна судьба российско-египетских торгово-экономических отношений: несколько лет назад было объявлено о большом количестве различных начинаний между РФ и Египтом, но с тех пор активность на этом направлении поубавилась.

Прогресс есть – реализуется проект АЭС «Эль-Дабъа», но изначально мы говорили о большем.

Эксперт Института Ближнего Востока Сергей Балмасов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что египетскую сторону больше интересует туристический рынок, чем сотрудничество с РФ в энергетике прямо сейчас.

«Египетскую сторону волнует, когда Россия разрешит туристам ехать в эту страну. Каир расстраивает запрет, там считают, что Москва предвзято и политично относится к вопросу. Представители египетских СМИ также в первую очередь спрашивают спрашивают об этом. Энергетика – это вопрос будущего, и это видно по проекту атомной станции», - констатирует Балмасов.

АЭС «Эль-Дабъа» является многолетним проектом, а по газу у Египта больше сцепок с Израилем, чем с РФ в силу территориальной близости и ряда других моментов. Так Каиру проще решать вопросы по принадлежности месторождений.

Российско-египетская повестка сводится к туризму, но и в энергетике присутствуют перспективы. Египет является особой страной, которой удобно работать с Россией и использовать российские технологические решения.

«Российские энергетические компании проводили изыскательные работы в Египте, но результаты не были прорывными. Их даже не называли удовлетворительными: выявленные месторождения были незначительными», - заключает Балмасов.

Еще есть проблемы с извлекаемостью сырья на шельфе: с точки зрения российской энергетики данные проекты не являются приоритетными.

«Есть и конкуренция. Рынок электростанция в Египте активно осваивает Германия, но египтяне от России никуда не денутся. Это на сегодня едва ли не крупнейший в мире потребитель российской пшеницы», - резюмирует Балмасов.

Население Египта постоянно растет, большую часть страны составляет пустыня, а люди (100 млн человек населения) живут рядом с Нилом.

«С Египтом надо продолжать диалог. Атомный проект – да, углеводородная энергетика – есть нюансы. Египет хочет добывать сырье на шельфе и более глубоководных местах Средиземного моря, а здесь мы не так уж и сильны», - констатирует Балмасов.

Египет нельзя сравнивать с Алжиром по извлекаемости запасов и рентабельности энергодобычи, не говоря уже про объемы месторождений.