Смирнов назвал главные риски «Северного потока – 2»
ФБА «Экономика сегодня»  / 

«Северный поток – 2» необходим Германии, но проблемы проекта не исчерпываются американским давлением, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» президент ассоциации «ЭнергоИнновация» Михаил Смирнов.

«Северный поток – 2» необходим Германии

Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас призвал вести диалог с РФ и воздержаться от курса на конфронтацию с Москвой. Германия хочет иметь добрососедские отношения с крупнейшим государством Европейского континента.

По словам Мааса, никто в Германии и Европе не заинтересован, чтобы постоянные провокации вели к обострениям отношений.

Данным пассажем Маас подтвердил, что Берлин не изменит политику по Москве, которая базируется на сохранении торгово-экономических отношений в условиях внешнеполитического похолодания. Еще Маас постоянно защищает «Северный поток – 2».

«С точки зрения европейских интересов у «Северного потока – 2» существуют конкретные экономические резоны. Проект хеджирует риски, в том числе связанные с украинским маршрутом, но это только один из аргументов», - констатирует Смирнов.

Проблемы с украинской ГТС нервируют не только Россию, но и Германию. Немцы прекрасно понимают ненадежность Украины как партнера, а также тот факт, что украинские мощности в текущем десятилетии выйдут из строя – их обслуживание уже серьезно возросло.

Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас
wikipedia.org / Sandro Halank / CC-BY-SA 3.0

Из-за этого альтернативы «Северного потока – 2» нет, в противном случае Германия и Западная Европа получат гарантированные проблемы с получением российского газа, а это никому не нужно, особенно в условиях экономического кризиса.

«В России обычно приводят данный аргумент, но существуют и другие. С точки зрения логистических мотивов европейский север гораздо эффективнее снабжать через трубопровод, проложенный по дну Балтийского моря», - резюмирует Смирнов.

В ЕС создали углеродный налог

Проект обладает объективными выгодами, но его риски, как отмечает эксперт, не ограничиваются известной геополитической интригой.

«Помимо американского давления существует другой фундаментальный риск «Северного потока – 2», заключающийся в принятии углеродного налога ЕС в текущем году, а это первый шаг в очень большой повестке», - заключает Смирнов.

Президент ассоциации «ЭнергоИнновация» Михаил Смирнов
энергоинновация.рф / Ассоциация инновационных предприятий в энергетике «ЭнергоИнновация»

ЕС фактически присягнул The Green New Deal – в переводе с английского «зеленый новый курс». Название является отсылкой к программе Франклина Делано Рузвельта по обновлению экономики США после событий Великой депрессии.

«Еще в этой концепции заложены такие темы как social government, т. е. «социальное правительство», и sustainable development. В РФ этот термин обычно переводят дословно как «устойчивое развитие», но лучше его обозначить как «гармоничное развитие»», - констатирует Смирнов.

Речь идет о полном обновлении европейских экономики и энергетики и отказе от углеводороводов, включая российский газ.

«Из-за этого Евросоюз пытается окрасить с точки зрения углеродного следа всю продукцию, которая попадает в европейские страны. Соответственно, если не будет доказана экологическая чистота импорта, то на первом этапе ЕС обложит его очень большими налогами – металлургическая продукция из РФ сразу получит дополнительное обременение в 20%», - констатирует Смирнов.

Такая фискальная нагрузка сделает российский экспорт неконкурентным в ЕС, из-за чего наши ведущие компании начали активно интересоваться зелеными идеями. Проблема действительно существует, ее нельзя игнорировать.

Европейцы собираются ввести углеродный налог
newsroom.unfccc.int / Рамочная конвенция ООН об изменении климата

«Первый шаг будет в 20%, затем ставку повысят до 50%, что уже запредельно, а дальше – полный запрет», - резюмирует Смирнов.

Аналогичным образом дела обстоят с российским газом. Если углеродный налог станет реальностью, то «Газпрому» придется доказывать его экологичность. У российской компании есть опыт с зеленым СПГ, но с газопроводным газом такую схему провернуть намного сложнее. Сырье идет в Европу с Западной Сибири, из-за чего «озеленить» конечный продукт здесь практически невозможно.