«Роснефть» проявляет неосторожность из-за влечения к Мозамбику
pixabay.com  / 

Добыча сжиженного природного газа (СПГ) в Африке временно затрудняется из-за усиления воздействия последствий пандемии и форс-мажорных обстоятельств. Последние становятся основной причиной приостановки инвестиционных процессов по несовместным проектам таких компаний, как Total и ExxonMobil, общей ежегодной мощностью в 28 млн тонн сырья. ФБА «Экономика сегодня» с экспертом обсудило судьбу «Роснефти» в Мозамбике.

Французская нефтегазовая компания Total является оператором ключевого СПГ-проекта в Мозамбике – Mozambique LNG – мощностью 12,9 млн тонн в год с возможностью расширения до 43 млн тонн. До недавнего времени запуск планировался на 2024 год. ExxonMobil, в свою очередь, по мозамбикскому СПГ-проекту Rovuma LNG перенесла все решения на 2021 год.

СПГ-нацеленные: что предлагает континент

Интерес международных компаний к Мозамбику возрос в 2011 году на фоне крупных открытий: Международное энергетическое агентство прогнозирует добычу газа к 2035 году в Мозамбике в размере 2,8 трлн кубометров, в Танзании – до 900 млрд кубометров.

В наиболее продвинутой стадии изучения и разработки находятся участки, принадлежащие консорциуму во главе с Eni, в который входят Galp Energia, корейская KOGAS и африканская ENH), а также американской компании Anadarko, работающей с японской Mitsui, мозамбикской Empresa Nacional de Hidrocarbonetos и другими.

В Мозамбике сохраняется напряженная обстановка
wikipedia.org  / Cpl. Scott Schmidt

В условиях кризиса на энергетических рынках развитие газовых проектов в Мозамбике может застопориться. Как минимум на год запуск откладывают беспорядки, организованные местными жителями Мозамбика. Данное обстоятельство, прогнозируют аналитики Rystad Energy, способно лишать рынок 9 млн тонн сжиженного природного газа каждые 12 месяцев с 2026 по 2030 год, спровоцировать рост цен и усилить конкуренцию.

В Rystad Energy ожидают, что «производство СПГ в Мозамбике начнется только в 2026 году, а строительство вряд ли возобновится без явно более строгих мер безопасности. При этом Rovuma LNG может быть отложена настолько, что будет введена в эксплуатацию только около 2029 года».

Ожидается ужесточение рынка СПГ с настоящего момента до 2024 года на фоне появления новых мощностей по регазификации, роста выработки электроэнергии на газе и повышения спотовых цен в Азии. К 2029 году последствия могут оказаться заметными: аналитики предсказывают дефицит предложения сжиженного природного газа в размере 5,6 млн тонн в год.

Африканская история «Роснефти»

Нефтегазовая компания «Роснефть» решилась на разведку в Африке не сразу. В 2012 году организация объявила об участии в строительстве нефтепродуктопровода из Мозамбика в Зимбабве, первый этап реализации которого был оценен в 700 млн долларов США. Но в течение девяти лет об этих планах не говорили – никакой официальной информации, упоминаний и заявлений.

Только спустя три года стало известно, что «Роснефть» в лице дочерней организации «РН-Эксплорейшн» совместно с «дочкой» ExxonMobil одержали победу в тендере на три участка в рамках пятого лицензионного раунда под контролем INP.

"Роснефть" расширяет сотрудничество с ExxonMobil за пределами РФ
Exxon Mobil Corporation  / 

Благодаря этому «Роснефть» и ExxonMobil стали счастливыми обладателями лицензионных участков: A5-B в бассейне реки Ангоче, а также Z5-C и Z5-D в дельте реки Замбези. Общая площадь двух блоков в бассейне Замбези составляет около 10,2 тысячи квадратных метров на глубине 200-2000 метров, при том что площадь блока в Ангоче достигает 6,45 тысячи «квадратов» с глубиной 1800-2500 метров.

Еще спустя три года, в октябре 2018 года, консорциум из ExxonMobil, мозамбикской ENH, Qatar Petroleum и Eni совместно с «Роснефтью» подписал концессионные соглашения на разведку и добычу углеводородов по трем участкам с Правительством Мозамбика, после чего компании приступили к геологоразведочным работам.

Следующий меморандум о взаимопонимании в отношении возможного сотрудничества по реализации нефтегазовых проектов в Африке «Роснефть» подписала самостоятельно 25 мая 2018 года с Oranto Petroleum Limited из Нигерии в рамках XXII Петербургского международного экономического форума.

Глава "Роснефти" Игорь Сечин
Федеральное агентство новостей  / Степан Яцко

Документ закрепляет намерение сторон изучить возможность сотрудничества на базе существующих активов Oranto Petroleum, приобретения новых активов, реализации проектов в области переработки, коммерции и логистики, а также монетизации газа на Африканском континенте.

Данное соглашение, полагали в экспертном сообществе, сулит нефтегазовой компании из России крупную выгоду, но только в случае активного сотрудничества с международными партнерами. Но, как показывает многолетняя практика, они не готовы идти на близкие контакты из-за опасений, связанных с антироссийскими санкциями Соединенных Штатов Америки.

В «Роснефти», кажется, допускают, что обстановка на международной арене, а также политические предпочтения некоторых партнеров могут сказаться на деятельности в Африке, и предусмотрительно сопроводили все информационные материалы, опубликованные на официальном сайте организации, недвусмысленным дополнением:

«Настоящие материалы содержат заявления в отношении будущих событий и ожиданий, которые представляют собой перспективные оценки. Любое заявление, содержащееся в данных материалах, которое не является информацией за прошлые отчетные периоды, представляет собой перспективную оценку, связанную с известными и неизвестными рисками, неопределенностями и другими факторами, в результате влияния которых фактические результаты, показатели деятельности или достижения могут существенно отличаться от ожидаемых результатов, показателей деятельности или достижений, прямо или косвенно выраженных в данных перспективных оценках. Мы не принимаем на себя обязательств по корректировке содержащихся здесь данных, с тем чтобы они отражали фактические результаты, изменения в исходных допущениях или факторах, повлиявших на перспективные оценки».

Газовое эльдорадо и прибыльная страсть

Тем временем «Роснефть», не оглядываясь на геополитические риски и в чем-то переоценивая собственные возможности, расширяет сотрудничество с Мозамбиком и 22 августа 2019 года подписывает соглашение о сотрудничестве с Национальным нефтяным институтом (INP) и меморандум о расширении сотрудничества в Мозамбике с Национальной нефтегазовой компанией (ENH).

Два документа позволяют «Роснефти» изучать имеющуюся геологическую информацию по наземным и морским блокам Мозамбика, оценивать их потенциал и в будущем войти в проекты на этих участках.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков в беседе с ФБА «Экономика сегодня» неоднозначно относится к практике, когда российские компании идут работать в другие страны.

Эксперт Игорь Юшков
vk.com  / Игорь Юшков

«Они вкладывают туда деньги, например, в добычу, проекты и создают тем самым конкуренцию для российской нефти или газа на мировом рынке. Вместо этого они могли бы вложить средства в России, создать рабочие места, платить налоги.

Но все это компании делают в других странах и поэтому действуют не в интересах своего государства и контрольного акционера. Для того чтобы делать работу эффективной для национальной экономики РФ организации могут приходить в другие страны, строить там ресурсоперерабатывающие заводы, создавать инфраструктуру, поставлять им российскую нефть, газ или СПГ, который не будет конкурировать с отечественным в Европе, расширять рынки сбыта», – размышляет эксперт.

Игорь Юшков, оценивая деятельность «Роснефти» на Африканском контенте, упомянул, что компания сталкивается с большими рисками на фоне постоянных гражданских столкновений, вероятностью потери активов и другими трудностями.

Главу «Роснефти» ни последствия пандемии, ни геополитические споры, социальная обстановка в Африке, судя по февральскому докладу президенту России, не пугают. Игорь Сечин воспринял угрозы как вызов, упомянув, что «крупнейшие международные инвестбанки и аналитики прогнозируют дефицит энергоресурсов, рост их стоимости», что «обусловлено истощением ресурсной базы, обводнением залежей, снижением дебетов и новым трендом, который начинает реализовываться рядом нефтяных компаний», сокращающих вложения «в нефтегазовые проекты».

Поэтому «Роснефть», по словам Сечина, «разрабатывая новые месторождения», будет «пытаться удовлетворить тот дефицит, который может возникнуть на рынке». Прозвучало это, безусловно, убедительно и амбициозно, но глава нефтяной компании, озвучивая намерения руководства, позабыл о другом грандиозном проекте – «Восток Ойл», простаивающем на начальном этапе с 2019 года из-за отсутствия необходимого количества инвесторов, готовы играть по правилам «Роснефти».

Банки и инвестиционные аналитики осторожно отнеслись к этому «проекту развития», но при этом повысили прогноз по капитализации «Роснефти», которая, к слову, по итогам первого квартала 2021 года получила чистую прибыль в размере 149 млрд рублей после убытка в 156 млрд рублей в 2020-м.

Показатель EBITDA за первый квартал текущего года на фоне роста цен на нефть увеличился на 44% – до 445 млрд рублей. Капитальные затраты «Роснефти» в этот период выросли на 21,6% – до 225 млрд рублей. Нефтекомпания связывает статистику с началом реализации таймырского проекта «Восток Ойл» с 52 лицензионными участками и, вероятно, с движением к прибыльным африканским ресурсам.