Голод растущей экономики КНР определит роль РФ в энергостратегии Пекина
Федеральное агентство новостей  / 

Зависимость Китая от импорта нефти и газа растет с каждым годом пропорционально скорости развития национальной экономики, рассказал ФБА «Экономика сегодня» президент фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов.

В морской акватории у южного побережья Китая завершился монтаж крупнейшей нефтяной платформы. Проектированием занимались китайские специалисты самостоятельно.

Буровая платформа «Луфэн-14-4», пишет газета «Шэньчжэнь жибао», возведена в 200 километрах к юго-востоку от Гонконга. Высота строения достигает 218 метров, 145 из которых уходят под воду. Масса платформы составляет 30 тысяч тонн, то есть она в три раза тяжелее Эйфелевой башни.

Действия республики определяют дальнейший энергетический курс на независимость и самостоятельность в этой отрасли. Алексей Анпилогов заверил ФБА «Экономика сегодня», что Китай движется к получению весомой доли газа, нефти и других углеводородов на собственной территории.

Китай завершил монтаж крупнейшей нефтяной платформы
Nation News

«Страна реализовывает масштабные проекты по освоению нефтяных месторождений в своих западных районах. Добыча там организовывается так же непросто, как и на шельфе, из-за тяжелых природных условий.

Нефтяные точки расположены в малонаселенных западных территориях, в частности в песчаной пустыне Такла-Макан на западе Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Там проложили шоссе, за содержанием которого следили специально заселенные в тот район люди», – рассказывает собеседник агентства.

Труднодоступные ресурсы Китая

Платформу «Луфэн-14-4» китайцы планируют ввести в эксплуатацию до конца текущего года. Точка заработает рядом с нефтегазовыми месторождениями группы «Луфэн» в акватории Южно-Китайского моря близ устья реки Чжуцзян.

Ожидается, что новый проект обеспечит энергоресурсами регион Большого залива из девяти городов провинций Гуандун, Гонконг и Макао. Реализацией планов займется китайская национальная офшорная нефтяная корпорация (China National Offshore Oil and Gas Engineering Company, CNOOC) с целью нарастить объем добычи нефти и газа на морском шельфе с 2021 по 2025 год.  

Президент фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов
Федеральное агентство новостей / Степан Яцко

Эксплуатация «Луфэн-14-4» – не единственные планы компании CNOOC. В начале мая она начала работы по освоению нового крупного месторождения природного газа «Люхуа-29-2» (Liuhua) с глубинами около 750 метров, расположенного в 300 километрах к юго-​востоку от Шэньчжэня в восточной акватории Южно-Китайского моря.

«Потенциал наземной разведки и эксплуатации месторождений нефти и газа в Китае в большей степени был исчерпан еще в начале XXI века, а к 2010-м годам китайцы добирали последние крохи.

В Китае есть большие месторождения сланцевых нефти и газа, но они тоже, как и месторождение в Такла-Макан, расположены в засушливых районах. География обостряет вопрос обеспечения водой гидроразрыва пласта, что иногда обходится дороже нефти. Поэтому шельф оказывается последней заначкой ресурсов, на которую может рассчитывать Пекин», – объясняет эксперт.

Проблематичный континентальный шельф

Китайский шельф, добавляет Алексей Анпилогов, обширный, потому что страну омывают Желтое, Южно-Китайское, Восточно-Китайское моря. Однако их глубины небольшие, из-за чего платформы, которые созданы для разработки шельфа, сложно назвать передовыми технологиями.

«В мире строит нефтяные платформы лишь десяток стран. Созданные Китаем напоминают те, что западные страны создавали при освоении Северного моря в прошлом столетии.

Для китайцев же это серьезный прорыв вперед и знаковое событие. Но на фоне достижений всего человечества итоги работы КНР не назовешь чем-то глобальным», – подытожил эксперт.

Китай нарастил потребление энергоносителей в 2020 году
Федеральное агентство новостей /

Судьбу крупнейшего нетто-импортера Китаю пророчили в течение многих лет. Глава подразделения отраслевых рынков Международного энергетического агентства (МЭА) Нил Аткинсон предсказал, что нетто-импорт нефти в КНР к 2023 году достигнет 10 млн баррелей в сутки.

Разница между китайским импортом и экспортом нефти к тому моменту, по мнению Аткинсона, окажется вдвое больше, чем у США, так как американский показатель снизится до 5 млн баррелей в сутки на фоне роста внутренней добычи сланцевой нефти.

«Часть китайского шельфа находится в очень спорной юридической плоскости. Прежде всего речь идет об островах Спратли в Южно-Китайском море, которые оспариваются Вьетнамом, Филиппинами, Брунеем, Малайзией и Китаем.

Все страны претендуют на территории, а Китай, осуществляя проекцию силы, на многих частях архипелага открыл военные базы и использует шельф. Рядом есть несколько газоконденсатных месторождений, которые, как я думаю, китайцы тоже освоят, поскольку ни одна из стран, имеющих претензию на акваторию Южно-Китайского моря, не готова отстаивать свои интересы в виде широкомасштабного конфликта с КНР», – уверен Анпилогов.

Китай сохраняет потребность в ресурсах со стороны

Россия остается лидером по поставкам нефти в Китай. По данным Главного таможенного управления КНР, обеспечение собственными энергоресурсами составляет менее 80%, но Пекин нацелен на реализацию стратегии по полному прекращению импорта любых энергоносителей и полной энергетической автономности.

Ускоренное промышленное и социальное развитие Китая привело к резкому росту спроса: в 2007 году импорт нефти достигал 4 млн баррелей в сутки, а в 2015 году ежесуточные объемы выросли до 8 млн баррелей. В 2020 году показатель достиг 10,8 млн баррелей в сутки под влиянием кризисных последствий пандемии коронавирусной инфекции.

Темпы развития экономики Китая определяют объемы необходимых энергоресурсов
Федеральное агентство новостей / Владислав Краев

Суммарный экспорт энергоресурсов в КНР достиг 2,49 трлн долларов США, а импорт – около 2,05 трлн долларов по итогам 2020 года. За счет этого образовалось положительное сальдо внешнеторгового баланса Китая в размере 450 млрд американских долларов.

«Большая часть запасов Южно-Китайского моря спекулятивная и не разведана должным образом. Нам известны данные сейсмической разведки и пробного бурения, но они приблизительные.

Структура нового крупного месторождения природного газа «Люхуа-29-2» мало что решает, даже несмотря на то что в этом районе нефть начали добывать раньше газа. На фоне объемов промышленного и частного потребления становится понятно, что это месторождение имеет небольшое значение в вопросе обеспечения потребностей страны. Сколько газа или нефти Пекин ни добудет, все сожрет китайская экономика и попросит добавки», – отметил эксперт.

Статистика подтверждает, что китайская экономика испытывает двойную зависимость: от импортеров энергоносителей и ключевых рынков сбыта в Европейском союзе и Соединенных Штатах Америки.

Стратегия Пекина при этом рассчитана на достижение независимости и создание автономного экономического кластера. Реализация планов, рассчитывают в Китае, будет базироваться на основе Всестороннего регионального экономического партнерства, объединяющего страны АСЕАН с участием Австралии и Новой Зеландии.

КНР хочет сократить объемы торговли с США
ПолитЭксперт /

Всестороннее региональное экономическое партнерство охватывает 25,56 трлн долларов США из 81 трлн долларов совокупного ВВП планеты, а также 82% мирового промышленного производства.

На таком фундаменте экономика Китая, по планам властей страны, должна сократить долю внешней торговли с Соединенными Штатами и Евросоюзом к 2035 году с существующих 34% до 5–6%. Резкий спад чреват отсутствием компенсации расходов на импорт энергоносителей за счет доходов от продажи китайских товаров и услуг другим странам.

Пекин, очевидно, опасается, что импорт энергоресурсов превратится в угрозу национальной экономике и перекроет Китаю путь к независимости. Поэтому власти намерены реализовать стратегию глобального энергетического перехода с опорой на внутренние запасы.

Но такие перспективы омрачают объемы собственных запасов Китая, которые неспособны удовлетворить безостановочно растущий аппетит национальной экономики.

Разведанных нефтегазовых месторождений, которыми Китай будет обладать при реализации планов закрепления за собой большей части акватории Южно-Китайского моря, хватит приблизительно до 2060-х годов.