Четырехдневная рабочая неделя грозит кризисом производства в РФ
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Современная российская экономика не переварит четырехдневную рабочую неделю, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» проректор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов.

В РФ начали рассуждать о четырехдневной рабочей неделе
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Четырехдневная рабочая неделя стала популярной темой

Министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков заявил, что его ведомство рассматривает все поступающие инициативы, включая предложение о введении в стране четырехдневной рабочей недели.

Котяков отказался комментировать данную идею и попросил не оценивать молчание как потенциальное согласие ведомства.

Рассуждения о четырехдневной рабочей неделе являются отголоском общественной дискуссии в развитых странах, где такая неделя существует, но как гибкий график, т. е. разговор идет о трудовом графике в 40 часов.

Впервые схожая модель была применена британской фирмой Roundpay Metal Finishers еще в 1960-е и являлась рабочим графиком в десять часов вместо стандартных пяти дней в восемь часов, но теперь на Западе требования изменились.

Новый концепт означает четыре рабочих дня при восьмичасовой нагрузке. Это означает сокращение трудового дня со стандартных 40 часов до 32 часов в неделю при сохранении старой нормы оплаты труда: фактически, единовременный рост зарплаты в 20%.

Министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков
mosreg.ru  / Правительство Московской области

Это серьезнейшее изменение, к тому же в развитых странах распространена оплата за час труда, а не за смену или месяц. Такое решение грозит огромными дисбалансами: к среднему доходу привязаны все социальные выплаты и пособия.

На внедрение новой четырехдневной рабочей недели пока не идут даже в наиболее социальных странах Запада, вроде Швеции, там хорошо понимают, что это потребует перераспределения средств в экономике. Аналогичные проблемы характерны и для РФ.

Речь идет о масштабной трансформации

«Четырехдневная рабочая неделя означает изменение трудового законодательства с точки зрения его основных гарантий. В России сегодня действует пятидневная рабочая неделя, предполагающая 40 стандартных часов работы и определенный баланс рабочих дней. Если появится четырехдневный график, то все придется менять», - констатирует Сафонов.

В России больше нет плановой экономики, но доля государства в реальном секторе по некоторым подсчетам доходит до 70%. Развитие народнохозяйственного комплекса осуществляется через стратегические документы. Четырехдневный график изменит буквально все, поэтому это не просто популистское предложение, а полномасштабная экономическая трансформация.

Четырехдневная неделя предполагает пересмотр всей экономической системы
pixabay.com  / Gerd Altmann

«С точки зрения рынка труда это означает появление дополнительных 20% рабочих мест. Именно на этот процент в стране уменьшится количество рабочих часов, на которые реальному сектору потребуется найти новых специалистов», - заключает Сафонов.

Это второй момент, характерный как для России, так и для других стран, где население стареет, а количество рабочей силы уменьшается при невысокой безработице. Есть прецеденты, как в Испании и Италии, с высокой безработицей среди молодежи, но они не совсем показательны – идея четырехдневной рабочей недели рассматривается в странах-лидерах, вроде той же Германии.

Возникает вопрос, а за счет чего будут возмещены в народнохозяйственном процессе утраченные трудовые часы?

«В современных условиях большинство отраслей экономики такое число новых рабочих мест не переварят. Нет кадров, особенно это касается промышленного производства, а самое главное станет вопрос удорожания труда на те же 20%. Нельзя допускать введения четырехдневной рабочей недели при одновременном сокращении размера оплаты труда», - резюмирует Сафонов.

Для России, которая с 2014 года переживает падение реальных доходов населения – благодаря «коронакризису» потери за шесть лет вышли за десять процентов, это даже теоретически неподъемно. Мы непросто пережили поднятие минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума, а здесь предполагается большая трансформация, дорогая даже для самых богатых государств.

Проректор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов
Prt Scr youtube.com  / Новости на Первом канале

Россия не готова к таким изменениям

«Четырехдневная рабочая неделя – это серьезный социально-экономический проект», - констатирует Сафонов.

Не надо забывать и про ВВП: объем выпуска в экономике не имеет прямой корреляции с трудочасами в экономике, но четырехдневная рабочая неделя повлияет и на это. К тому же в РФ трудовое законодательство тщательно соблюдают только ведущие организации.

В первую очередь это госструктуры и крупные промышленные предприятия, для которых данный концепт означает смену уклада производства и необходимость в новом финансировании, возможном только из федерального бюджета.

«Четырехдневная рабочая неделя снизит безработицу, но увеличит себестоимость продукции. Мне кажется, что чисто технически мы не готовы на такой переход в силу отсутствия средств. В условиях конкуренции сложно повышать заработную плату, тем более при дефиците нужных трудовых ресурсов, а еще существуют известные российские традиции», - заключает Сафонов.

Экономике РФ необходим рост
ФБА «Экономика сегодня»  / 

В современной России четырехдневная рабочая неделя обернется переработками, которые не будут оплачиваться, и другими нарушениями трудового законодательства. Ввести такой институт можно, а реализовать – нет, да и есть сомнения в его целесообразности.

Наша проблема состоит в реальных доходах населения и темпах роста экономики, а не в трудовых моделях.