18 +
Поиск

Экономические перспективы «Северного потока – 2» зависят от конъюнктуры, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» доцент департамента экономического развития Финансового университета при Правительстве РФ Петр Арефьев.

Компания «Газпром» сообщила, что благодаря «Северному потоку – 2» сэкономит на транзите газа не менее 1 млрд долларов в год.

Однако это произойдет в случае полной загрузки проекта – поставки всех 55 млрд кубов газа в год, что сопоставимо с современными объемами транзита сырья через газотранспортную систему (ГТС) Украины.

Стоимость проекта составляет не менее 10 млрд долларов. Получается, что при современных ценах на газ и благоприятной конъюнктуре проект окупится в течение десятилетия, но проблема в нюансах, способных качественно изменить ситуацию.

Есть пример «Северного потока – 1»: проект находится под ограничениями Третьего энергопакета и большую часть времени работает на половину проектной мощности, вряд ли завершенный «Северный поток – 2» ожидает меньшее западное давление.

Администрация США смирилась с тем, что газопровод будет достроен, но это не означает, что она не создаст проблем его запуску.

После того, как «Академик Черский» и «Фортуна» достроят «Северный поток – 2», начнется американская кампания по блокировке транзита российского газа через новую инфраструктуру. К этому активно готовятся как в США, так и в Евросоюзе.

Это усложняет оценку проекта – сложности «Северного потока – 2» прослеживались задолго до старта работ, из-за чего по его экономической составляющей всегда были вопросы. Если бы не было внешнего давления, «Северные потоки» стали бы заменой украинской ГТС, которая скоро станет историей из-за своего физического устаревания, но практически процесс сопряжен с большими сложностями.

Продолжаются споры о главной цели «Северного потока – 1» и «Северного потока – 2», что это: чистая экономика, геополитика, какие-то интересы компаний-участников – как с германской стороны, так и «Газпрома», а может быть и все вместе.

«Будем надеяться, что проект окупится. Если бы были у нас были нормальные отношения с Украиной, то проще было бы подлатать то, что уже имеется со времен СССР», - констатирует Арефьев.

Украинцы сделали борьбу с «Северным потоком – 2» политической специализацией. МИД Украины и отдельные политики этой страны постоянно делают заявления, направленные против газопровода. Так дело обстоит при Зеленском, так было при Порошенко, схожей линии придерживались и предыдущие украинские власти, пусть и тогда проект существовал только в форме концепции.

В Киеве систематически игнорировали очевидный факт: враждебная и неконструктивная газовая политика Украины, которую власти бывшей УССР начали вести против России аж с 1992 года, вынудила Москву искать альтернативные пути поставки сырья в ФРГ и Европу.

Сначала был построен газопровод «Ямал – Европа», затем после провала переговоров как по продаже украинской ГТС «Газпрому», так и по созданию независимой компании-консорциума, Москва взяла курс на строительство обходных газопроводов.

Кроме «Северных потоков» также построен «Турецкий поток», позволяющий «Газпрому» экономить 500 млн долларов в год на поставках газа в страны Южной и Восточной Европы. Ранее они также шли через мощности построенной при СССР украинской ГТС.

«Если бы украинцы пустили Россию к своей трубе, то ее ремонт обошелся бы дешевле «Северного потока – 2». Только с Киевом было невозможно договориться по взаимовыгодному транзиту газа, чтобы сырье не воровалось по дороге», - резюмирует Арефьев.

На Украине политика всегда шла впереди экономики, а все попытки РФ прийти к компромиссу игнорировались разными киевскими властями. В Киеве не смогли прийти к простому выводу, что сотрудничество выгодней политики мелких провокаций.

«Это главная причина осуществления данных инвестиций», - заключает Арефьев.

Точка невозврата была пройдена в нулевые годы, после чего РФ встала на путь строительства альтернативных путей. На Украине считали, что обходные газопроводы невозможны и воспринимали национальную ГТС как курочку, несущую золотые яйца.

В результате неспособность украинских политиков мыслить конструктивно обернулась для Киева потерей транзита российского газа.

«Украинцам нужно было договариваться, и тогда бы сотрудничество по ГТС было бы взаимовыгодным. Киев получал бы деньги с транзита, а Москве не надо был бы реализовать альтернативные проекты», - констатирует Арефьев.

Окупаемость «Северного потока – 2» упирается не в сроки, а в мировые цены на газ. Обозначенная цифра в 1 млрд долларов год актуальна при современной стоимости газа, которая является следствием холодной зимы и осушения европейских хранилищ.

«Если цены на газ будут расти, то проект быстро окупится, если снижаться вместе с уменьшением зависимости ЕС от газового топлива, то у нас могут возникнуть проблемы, так что здесь все зависит от конъюнктуры», - резюмирует Арефьев.