18 +
Поиск

Низкоуглеродная повестка приводит к тому, что интерес инвесторов к нефтяной отрасли постепенно остывает, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

Низкоуглеродная повестка приводит к тому, что интерес инвесторов к нефтяной отрасли постепенно остывает, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин во время своего выступления на ПМЭФ-2021 заявил о том, что мир может столкнуться с острым дефицитом нефти и газа из-за недоинвестирования в отрасли.

Нехватка энергоносителей может возникнуть уже во второй половине текущего года на фоне мировой кампании по вакцинации и, как следствие, восстановления спроса на нефть и газ.

«Кризис 2020 года привел к тому, что компании в нефтяной отрасли по всему миру отложили на ближайшие годы новые инвестиционные проекты общим объемом около 5 млн баррелей в сутки, - объясняет Алексей Громов. -

Если взять более дальний горизонт, то общее число отложенных проектов превышает объемы потенциальной добычи на уровне 10 млн баррелей в сутки».

На ситуацию также влияет «зеленая» политика Евросоюза, вынуждающая компании и отдельные государства увеличивать затраты в части ускоренной декарбонизации в виде налогов и других выплат. Субсидии в Евросоюзе на солнечную и ветровую генерацию энергию уже достигают 50 млрд евро.

«Низкоуглеродная повестка, которая превалирует в мировой климатическо-энергетической политике, приводит к тому, что интерес инвесторов к нефтяной отрасли постепенно остывает. Привлечь финансовые средства в новые нефтегазовые проекты становится все сложнее. Риск того, что в ближайшие пять-семь лет отрасль может столкнуться с дефицитом предложения существует», - подчеркнул Громов.

Нефтегазовая отрасль характеризуется сильной инерцией. Даже при реализации в полном объеме всех климатических целей, которые стоят перед международным сообществом, Евросоюзом и другими странами-потребителями, миру все равно понадобится нефть и газ примерно в тех же объемах, которые используются сегодня.

«Мы можем говорить о том, что роста потребления нефти в мире в ближайшие годы может не быть, но текущие объемы необходимо пополнять. Принципиальная проблема, которую подчеркивал Сечин, заключается в том, что месторождения истощаются.

Необходимо постоянно поддерживать текущий уровень добычи, а для этого требуются инвестиции в разведку, оценку месторождений и бурение. Основная опасность заключается в том, что при физическом дефиците нефти, цены на нее могут резко пойти вверх. Важно предупредить этот негативный сценарий», - рассуждает Алексей Громов.

Еще одним свидетельством того, что опасения главы «Роснефти» небеспочвенны, является быстрый темп, с которым сокращался общий объем накопленных коммерческих запасов нефти.

Это означает, что мир довольно быстро оправился от последствий кризиса 2020 года и постепенно восстанавливает докризисный объем потребления нефти и нефтепродуктов, отметил эксперт.

На фоне прогнозов о возможном дефиците на рынке нефти и газа оптимистично смотрится намерение России заместить до 70% поставок австралийского угля на рынок Китая и в целом увеличить экспорт энергоносителя в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Об этом заявил глава «Ростеха» Сергей Чемизов.

Ожидается, что поставки угля в восточном направлении к 2024 году вырастут на 30%.

Осенью 2020 года Китай прекратил импортировать уголь из Австралии, для которой всегда являлся крупнейшим рынком сбыта. В 2019 году Китай закупил у Австралии сырья и товаров в общей сложности на 104 млрд долларов.

Канберра поставляла Пекину до 60% железной руды, около 60% коксующегося и почти 25% энергетического угля. Теперь эту нишу планирует занять Россия.

«Сегодня, в рамках складывающейся экономической инфраструктуры, австралийский уголь оказывается дороже российского. Россия вполне состоятельна на международном рынке, в том числе, чтобы заместить австралийский уголь в китайской экономике», - отметил Громов.

При этом, подчеркивает эксперт, нужно понимать, что эта ситуация недолгосрочная. Китай, как и остальное мировое сообщество, поставил перед собой амбициозные цели по сокращению, в том числе абсолютному, потреблению угля экономикой страны.

Россия сможет выиграть от конъюнктуры на китайском угольном рынке в ближайшие три, максимум пять лет. В долгосрочной перспективе Китай сам откажется от угля, резюмировал Громов.