18 +
Поиск

«Зеленые» планы ЕС направлены на борьбу с экономическими конкурентами, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заместитель руководителя Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Компания OMAN LNG договорилась с Shell о поставке первой углеродно-нейтральной партии оманского СПГ.

Нейтральность там достигается путем углеродных кредитов, образующихся за счет компенсации выбросов, сделанных в производственном цикле СПГ. Для этого призваны природные проекты по выработке кислорода и поглощению CO2.

Природные проекты создают углеродные кредиты, подтверждающие нивелирование выбросов CO2 при производстве СПГ.

Углеродные кредиты также называют «зелеными сертификатами»: в мировой экономике разворачивается соответствующий бизнес, основанный на переработке CO2 и выработке кислорода. Занятые в этом компании собираются продавать на бирже «зеленые сертификаты», а своими клиентами видят производителей энергоресурсов и крупнейшие промышленные предприятия.

Так мир подстраивается под New Green Deal – экономическую программу, лоббируемую ЕС и коллективным Западом. OMAN LNG не пионер в создании «зеленого» СПГ: весной аналогичную сделку в соавторстве с Shell произвел «Газпром».

Присутствует много вопросов по такой деятельности. Во-первых, создание «зеленого СПГ» началось на пустом месте и является реакцией на политические заявления западных лидеров после прихода к власти в США президента Джо Байдена.

Во-вторых, нет ответа по экономической целесообразности таких манипуляций: отсутствуют технологии, снижающие выбросы CO2 во время производства и перевозки СПГ, применение здесь возобновляемых источников энергии (ВИЭ) крайне маловероятно.

«Это попытка опробывать схему вывода на рынок партий СПГ с учтенными выбросами CO2. Shell и OMAN LNG встраиваются в «зеленую» повестку и демонстрируют что не сидят сиднем и растут над собой», - заключает Гривач.

Green New Deal меняет правила игры на глобальном рынке: данный процесс нельзя игнорировать. США и ЕС являются крупнейшими рынками в мире и располагают эффективными инструментами давления на энергетических игроков.

«Пока все это выглядит как пробные шары. Рынок только формируется и непонятно, готовы ли массовые потребители газа платить премию за экологические проекты Запада, означающие увеличение цены на сырье», - констатирует Гривач.

«Зеленый» СПГ является экономической моделью: физически сырье и технология его производства не меняются, но предлагаются разные механизмы «озеленения» газа. Если речь идет не о полной бутафории, то это автоматически увеличивает цену на товар. Для «озеленения» СПГ нужно провести экологические манипуляции или купить «зеленый сертификат», но все это стоит денег.

«Себестоимость от этого увеличивается, и в цену сырья придется закладывать затраты на закупку «зеленых» квот», - резюмирует Гривач.

При производстве СПГ теоретически можно применять ветряки и солнечные батареи, использовать другие пути для снижения выбросов на производстве, но это дополнительные издержки, по рентабельности которых есть вопросы.

«Процесс зависит от того, как в будущем будет развиваться регулирование отрасли, станут ли «зеленые» требования обязательными и в каком виде все это будет принято, пока четкого понимания здесь нет», - заключает Гривач.

Европейцы угрожают введением углеродного налога, но если взять экономику ФРГ – лидера ЕС, то там значительную роль играет уголь, причем в ближайшие годы нет возможности что-то принципиально изменить.

Если Евросоюз введет внутренние штрафы, то это скажется на большом числе игроков и снизит темпы экономического роста, что в условиях «коронакризиса» неприемлемо. «Зеленые» инициативы являются красивой, но дорогостоящей идеей.

«От магистральной «зеленой» линии ЕС не откажется, здесь есть и объективные экономические интересы. Европа серьезно зависит от импорта энергоресурсов и пытается таким путем защитить собственное развитие и навязать правила игры остальному миру, поставщикам сырья на рынок ЕС и более эффективным энергопотребителям, чем сами европейцы», - констатирует Гривач.

Развивающиеся страны показывают более высокие темпы роста, чем ЕС, в том числе за счет энергетической политики.

«Евросоюз не хочет терять лидерство в мире и собирается с помощью «зеленой» программы укрепить глобальную конкурентоспособность. Для этого призвано экологическое регулирование, направленное на ограничение развития других игроков», - резюмирует Гривач.

Однако процесс не может идти односторонне: европейцам придется учитывать интересы контрагентов.

«Магистральное направление на «зеленую» энергетику в мире останется, но внутри него возможна корректировка как путем международных договоренностей, так и других вещей. Европейцы не существуют в безвоздушном пространстве и понимают, что если будут давить на всех других, то это приведет к консолидации оставшейся части мирового рынка», - заключает Гривач.

От «зеленого проекта» на Западе не откажутся, но будут лавировать: уступать Китаю и жестче действовать против сырьевиков.