18 +
Поиск

Последние европейские претензии к «Газпрому» необоснованны, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Последние европейские претензии к «Газпрому» необоснованны, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Издание The Financial Times сообщает, что европейские игроки критикуют «Газпром» за отказ компании увеличить поставки газа на рынок ЕС, из-за чего там возник локальный дефицит, а цены ушли в сторону тринадцатилетних максимумов.

В 2021 году экспорт российского газа в континентальную Европу упал на 20%, несмотря на рост потребления и истощение подземных хранилищ газа (ПХГ), о чем европейские СМИ сообщают в течение нескольких месяцев.

Претензии не носят коммерческого характера: в ЕС признают, что «Газпром» выполняет свои обязательства по контрактам на поставку газа, а не нравится европейцам то, что российская компания не хочет увеличивать продажу сырья на спотовом рынке.

Спотом называется контракт на поставку здесь и сейчас или на месяц вперед, но «Газпром» хочет работать по схеме, включающей стабильные и гарантированные на годы вперед соглашения, это позволяет компании эффективно выстраивать бизнес.

«Не так просто судить о причинах ситуации в ЕС. Возможно, это сознательная политика «Газпрома» ради роста цен на газ, но непонятно, для чего это делать сейчас – в летнее время, когда спрос находится на низком уровне», - заключает Перов.

Пики поставок российского сырья в ЕС приходятся на холодные месяцы, газ, прежде всего, доминирует в европейском отоплении.

«Теорию заговора искать не стоит, пусть и этот момент учитывается. Более вероятной причиной является то, что к лету 2021 года Европа подошла с низкими показателями заполненности ПХГ», - констатирует Перов.

На 1 апреля европейские ПХГ были заполнены только на 30% – 30,7 млрд кубок газа, а на 1 июня объем нетто-закачки газа в ПХГ был на 28% ниже, чем годом ранее. В мае данный показатель был ниже среднего уровня за последние пять лет.

«В прошлом году был переизбыток газа в ПХГ, а в 2021 году эта ситуация сошла на нет, вплоть до разговоров о дефиците сырья, но это следствие того, что европейцы успели привыкнуть к переизбытку природного газа на рынке», - резюмирует Перов.

Холодной была только зима 2020-2021 годов, а до это два года на континенте была теплая погода. Тогда в ПХГ скопилось много газа, цены на сырье дошли до десятилетних минимумов, естественно для потребителей в ЕС это было выгодно.

«Европейцы отвыкли от ситуации, когда газа в ПХГ не хватает, поэтому их бурная реакция вызвана тем, что положение дел на газовом рынке возвращается к тому, что было там до пандемии и эпохи низких цен», - заключает Перов.

Непонятен и тезис «дефицит газа», как будто в ЕС кто-то сидит без голубого топлива, но такого нет, а минимальное число спотовых контрактов означает отсутствие дешевого газа, и именно это является причиной критики «Газпрома».

«ЕС преодолевает последствия «коронакризиса», его экономика оживает. Ситуация там противоположна тому, что было в 2020 годах, когда все падало, а на рынке присутствовал избыток предложения газа», - констатирует Перов.

Спрос на газ стремительно растет, поставки СПГ за ним не поспевает, возникает дефицит газа в энергетике ЕС, но европейцы должны понимать, что ситуация 2019 и 2020 годов была экстраординарной, а сегодня она просто стабилизировалась.

В декабре 2019 года после введения экстерриториальных санкций США и отказа швейцарской компании Allseas достраивать «Северный поток – 2», европейцы настояли на заключении нового газотранспортного соглашения между РФ и Украиной.

Обычно внимание обычно уделяют к годовым лимитам на прокачку газа. В 2020 году «Газпром» должен был транзитировать через Украину 65 млрд кубов газа, а в 2021-2024 года – 40 млрд кубов, но проблема не в этом.

Украинский транзит обходится «Газпрому» дороже польского маршрута и «Северного потока – 1», но есть и более негативный момент: договор 2019 года ввел дневные нормативы на прокачку, поэтому за транзит свыше этого лимита надо выплачивать пеню.

«Не исключено, что этот момент сыграл роль, тем более нечто похожее было ранее. «Газпром» показывает, что украинский транзит на существующих условиях для него невыгоден, он является коммерческой компанией, ориентированной на прибыль, и исходит из своих интересов, а не работает по модели «геополитической дубинки Кремля», - резюмирует Перов.

Европейские партнеры обвиняют российскую компанию в том, что она извлекает максимальную прибыль из своих коммерческих операций. На месте «Газпрома» любая другая компания вела бы себя аналогичным образом.

«Газпром» исходит из коммерческих интересов, а то, что европейцам не хватает газа – это их проблемы, вызванные, в том числе, и ситуацией с «Северным потоком – 2», и не надо требовать от российской компании благотворительности», - заключает Перов.

Если бы «Северный поток – 2» был построен, то на европейском газовом рынке не было проблем.