Реакция Прибалтики на призыв к диалогу с Россией вновь подтвердила ее связь с Вашингтоном
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Предложение Меркель провести встречу Владимира Путина с лидерами Евросоюза не было достаточно фундированным, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер

Канцлер Германии Ангела Меркель выступила с инициативой пригласить российского президента Владимира Путина на саммит Евросоюза. Предложение поддержали президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Австрии Себастьян Курц.

Реакция от саммита дошла до эстонского «Твиттера»

Ангела Меркель призвала разморозить контакты официального Брюсселя и Москвы на саммите Евросоюза, проходившем 24–25 июня.

Канцлер ФРГ Ангела Меркель
ФБА «Экономика сегодня»  / 

Некоторые участники восприняли предложение резко негативно, другие оказались в растерянности, поскольку вопрос не был включен в официальную повестку мероприятия.

Возможность провести прямой диалог с президентом России вызвала отрицательную реакцию всей Прибалтики и Польши.

Президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что страна не видит «никаких радикальных изменений в поведении России». Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш сказал, что «прямой диалог с Россией – демонстрация слабости», а его эстонская коллега Кая Каллас напомнила главам правительств стран ЕС, что Россия якобы «представляет собой растущую угрозу для объединения».

Не будучи на саммите, но имея аккаунт в «Твиттере», к волне отрицания подключился даже экс-президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, обвинив Меркель с Макроном в невежестве, поскольку те «ничего не извлекли из 80 лет истории народов, преданных немцами».

Польша в лице премьер-министра Матеуша Моравецкого также заявила о невозможности прямого диалога, пока не произошло «фактического ухода от агрессивной политики».

На первый взгляд, внутри Евросоюза образовался своего рода раскол по вопросу дальнейших отношений с Россией. Однако, если присмотреться, поведение стран Балтии и Польши не выходит за привычные рамки.

«В Евросоюзе нет новых расколов. Стороны очень легко договариваются, например, о введении санкций против Белоруссии, несмотря на то что по этому вопросу есть разные мнения, – объясняет Владимир Брутер. – Раскол есть между Британией и Европой, между Мадридом и Барселоной, а между странами Евросоюза – нет.

Эстонцы, латыши и литовцы хорошо знают, где они берут деньги: в Берлине, Вене и Амстердаме – больше им никто давать не хочет. Поэтому они подают голос, когда знают, что на это есть твердая позиция Вашингтона, который их прикрывает. Если можно говорить гадости о Меркель и Макроне, они их обязательно скажут, зная, что им за это ничего не будет».

Если Прибалтика понимает, что могут быть последствия, она ведет себя гораздо тише.

По мнению эксперта, предложение Меркель не было достаточно фундированным. «Оно предполагало непонятный формат, подразумевающий, что страны ЕС приглашают Владимира Путина и высказывают ему все, что думают. Непонятно, как в данной ситуации вести себя президенту», – отметил Брутер.

На чем строятся отношения ЕС и России  

Отношения Евросоюза и России формируются не встречами, а политикой. Позиция ЕС, уточняет эксперт, сводится к тому, что переговоры с Москвой подразумевают вопросы, интересующие Брюссель, а в остальное время предполагается оказывать давление – это неинтересно России. 

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер
ФБА «Экономика сегодня»  / 

«Если есть формат, в рамках которого Москва может сотрудничать, например, соглашение по климату, то вовсе не обязательно по этому поводу общаться с Евросоюзом», – прокомментировал Брутер.  

В сухом остатке, и это видно по состоявшемуся саммиту, все, к чему Евросоюз призывает Россию, заключается в корректировке поведения. «Обратите внимание, Путин подобные вещи не говорит, поскольку считает, что диалог нужен в любом случае, даже если оппонент ведет себя плохо или не так, как хотелось бы нам», – рассуждает эксперт.

Переговоры, которые идут, в том числе, в «нормандском формате» о соглашении «Минск-2», об отношениях России и Евросоюза, не дают никакого результата. Их можно продолжать, но эффекта этот процесс не приносит.

«Ангела Меркель, кандидат в канцлеры ФРГ Армин Лашет, Эммануэль Макрон – не являются врагами России и понимают, что нужно договариваться, – уверен Брутер. – Но они, считая себя более сильной стороной, предлагают России договариваться за свой собственный счет».

Противоречий ситуации добавляет и тот факт, что, предлагая Кремлю открыть прямой диалог, лидеры Евросоюза одновременно вводят достаточно жесткие санкции против Белоруссии.  

«У России с Белоруссией есть союзное соглашение, это значит, что Москва не может приходить к какому-либо консенсусу с Брюсселем без Минска.

Евросоюз настаивает на своем единстве, и мы видим, что Меркель, не добившись результата, отказалась от своей идеи. Россия и Белоруссия тоже должны демонстрировать общую позицию», – подчеркивает эксперт.   

Когда глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель в докладе представляет принципы, согласно которым планируется вести диалог с Россией, то и Москве, и Минску следует сделать то же самое в ответ.

Равенство, которое Москва часто заявляет, носит декларативный характер. Оно должно быть более жестким и целенаправленным.

Если Евросоюз хочет контактировать с Россией, нужно поставить нас в известность, о чем и каким образом предстоит вести разговор и какую выгоду получит от этого российская сторона. Если контакты заключаются в том, что выгодно будет только Брюсселю, общение в таком ключе продолжать не следует, резюмировал эксперт.