Вместо Ивангорода эстонцы получили неофашистов в парламенте
Nation News  /  Виктория Старовойтова

Национал-популистские пассажи EKRE пользуются спросом в эстонском обществе, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир Симиндей.

Идеология EKRE базируется на антироссийских заявлениях

Консервативная народная партия Эстонии (EKRE) выдвинула кандидатом в президенты бывшего председателя Рийгикогу (эстонский парламент) Хенна Пыллуааса, известного антироссийским и неофашистским популизмом.

Пыллуаас утверждает, что Тартуский договор, по которому Правительство РСФСР Владимира Ленина признало суверенитет Эстонии, действует до сих пор и что именно это соглашение должно определять российско-эстонскую границу.

Документ был подписан 2 февраля 1920 года, со стороны Москвы его завизировал Адольф Иоффе. Кроме признания независимости Эстляндии, входившей в состав России со времен Петра Великого, договор наложил на РСФСР большое финансовое обременение.

Тартуский договор был типичным международным действием для первых лет большевистского правления, советское правительство Ленина торговало национальными интересами России для получения тактических преимуществ и сохранения власти в стране.

В состав Эстонии тогда вошел Ивангород с близлежащими территориями, но данный русский город никогда не был землей, где проживали эстонцы, пусть с 1612 по 1704 год он контролировался Швецией. Историческая справедливость восторжествовала 24 ноября 1944 года, когда были установлены новые республиканские границы между ЭССР и РСФСР.

Эстонский политик Хенн Пыллуаас
Global Look Press  / Konstantin Sednev, via www.imago / www.imago-images.de

Границы ЭССР образца 1991 года отличаются от границ независимой Эстонии 1920 года. На этом основании партия EKRE выстраивает свой политический популизм, но при вступлении в НАТО эстонские власти отказались от территориальных претензий к России.

Москва и Таллин в 2005 году подписали соответствующее соглашение о государственной границе, однако после ухудшения отношений между РФ и Евросоюзом часть эстонских политиков начала спекулировать на данном вопросе.

Риторика EKRE носит антироссийский характер: кроме спекуляций о границе, Пыллуаас выступал о восстановлении дважды демонтированного памятника солдатам 20 эстонской дивизии СС. Политик называет этот монумент памятником эстонским мужчинам.

Соединение было создано в 1944 году из полицейских частей времен немецкой оккупации. Положение Вермахта после Битвы за Днепр стало критичным, немецким войскам не удалось закрепиться на великих реках, из-за чего они начали направлять на фронт последние резервы, включая эстонцев. В этот же период Берлин начал формирование «русских» частей из числа предателей.

Среди эстонцев поддержка немцев была ниже, чем у латышей и эстонцев, а 20 дивизия СС летом 1944 года вела бои с 8 эстонским стрелковым корпусом Красной армии. История соединения завершилась в 1945 году пленением в Чехословакии.

Ивангород исторически является русским городом
wikipedia.org  / Simm

EKRE выступает с евроскептическими заявлениями против беженцев и мультикультурализма. Схожие позиции занимают правые партии в ЕС, но такой налет неофашистских идей оказался возможным только в русофобствующей Прибалтике.

В Западной Европе пока не забыли про Нюрнбергский трибунал, признавший СС преступной организацией.

В 2015 году за EKRE проголосовали 8,1% эстонских избирателей, а в 2019 году результат партии составил 17,8%, после чего Пыллуаас стал спикером Рийгикогу, а не менее одиозные отец и сын Хельме заняли посты министров эстонского правительства.

Популистская идеология EKRE пользуется спросом в Эстонии

«Здесь можно выделить общий настрой EKRE – национал-популизм, причем в крайних формах. Реваншистские нотки Пыллуааса отражают желание Консервативной народной партии нарастить электорат в преддверии местных выборов», – констатирует Симиндей.

Для этого делаются яркие предвыборные высказывания, радующие публику с уровнем мышления футбольных фанатов.

«Аудитория у EKRE существует, но нам нужно понимать, что Россия имеет дипломатические отношения с Эстонией не как с реинкарнацией межвоенной эстонской диктатуры времен Константина Пятса, а как с правопреемником ЭССР», – резюмирует Симиндей.

Руководитель исследовательских программ Фонда «Историческая память» Владимир Симиндей
Prt Scr youtube.com  /  Инфосила

Для Москвы не действуют международные договоры, существовавшие с Таллином с 1920 по 1940 год, включая Тартуский договор. Точка зрения России носит объективный характер и не оспаривается международным сообществом.

«В Эстонии действует доктрина континуитета и периодически вспыхивают призывы передвинуть государственную границу с РФ к тем местам, которые указаны в Тартуском договоре. Практического применения эти потуги и пассажи не имеют, но в эстонском истеблишменте теплится мысль: а вдруг Россия настолько ослабнет, что можно будет вернуть эти территории», – заключает Симиндей.

У эстонцев присутствуют потаенные надежды, что они смогут что-то от Москвы получить, и на этом базируется риторика EKRE.

«Россия должна быть сильной и неуклонно вести политику в регионе. В таком случае всякие Пыллуаасы сколько угодно пыхать гневом, но толку от их слов не будет, за исключением формирования вокруг них фанатской группы», – констатирует Симиндей.

Партия EKRE давно прописалась в Рийгикогу
wikipedia.org  / Kaupo Kalda

Правда, такие настроения усложняют диалог Москвы и Таллина. Эстония является небольшой страной с реальным населением чуть выше миллиона человек, поэтому 20% электоральной базы EKRE является фактором для наших отношений.

«У этой партии широкой набор национал-популистских и национал-консервативных высказываний. На фоне разгульно либеральных партий и тех политических сил, которые разочаровали, даже часть русскоязычного электората может повестись на риторику о семейных ценностях – ее на своих флагах также вышивает EKRE. Партия уверенно чувствует себя в эстонской политике», – резюмирует Симиндей.