Польский энергетический ребус может разгадать только Росатом
wikipedia.org  /  Michał Kotas / CC BY 2.5

Отказ от атомного сотрудничества с Москвой больно ударил по польской энергетике, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» президент фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов.

Польская энергетика находится в тупике

Варшава собирается решить энергетические проблемы путем строительства новой атомной станции.

Польша оказалась в энергетической ловушке: в стране самый большой уровень потребления угля в ЕС, а 80% польской электрогенерации вырабатывается на угольных теплоэлектростанциях. Варшава является единственным членом Евросоюза, не подписавшим соглашение о переходе к углеродно-нейтральной энергетике к 2050 году, но экологическое давление Брюсселя нарастает.

Угольная отрасль Польши деградирует: шахты закрываются, снижение добычи компенсируется за счет импорта, где ведущую роль играют РФ и Белоруссия. Минск не имеет угольной добычи, но активно перепродает российское сырье.

Летом 2020 года в польском профсоюзе угольщиков опасались, что власти под эгидой борьбы с пандемией COVID-19 нанесут удар по добыче угля. Были разговоры о планах Варшавы полностью отказаться от добычи угля к 2036 году.

Уголь остается основой польской энергетики
pxhere.com  / 

Пока это только разговоры, так как уголь играет ведущую роль в польской энергетике, а планы по замене этого сырья на американский СПГ экономически нерентабельны. Есть вариант с трубопроводным газом, но Варшава не собирается увеличивать закупки в РФ.

Строится газопровод Baltic Pipe, но он приведет в Польшу норвежские объемы, которые в Германии компенсирует газ с «Северного потока – 2». Да и мощность проекта в 10 млрд кубов газа в год не заменит огромное потребление угля в Польше.

На фоне этих проблем появился атомный проект, но смогут ли поляки его реализовать? Литовцы более 10 лет рассуждают о замене Игналинской АЭС, закрытой во время вхождения страны в ЕС, но сдвигов нет, атомный проект для Вильнюса не подъемен.

Аналогичная ситуация в Эстонии: там хотят компенсировать прекращение использования сланца в энергетике за счет атомных станций малой мощности, но это, во-первых, недешево, а во-вторых, Таллин ориентируется на ненадежные предложения.

Есть большие сомнения по рентабельности Baltic Pipe
wikipedia.org  / DS28 / CC BY-SA 4.0

Атомная энергетика является выходом для Польши

«У Польши была возможность построить АЭС в советское время, в стране есть подготовленная площадка с остовами недостроенных реакторов. Проект носит название «Жарновец» и находится недалеко от Гданьска», – констатирует Анпилогов.

В 1983 году там начали строиться два реактора по проекту ВВЭР-440, а всего запланировали четыре энергоблока, но в 1990 году работы были заморожены, Польская Народная Республика была упразднена, а к власти в Варшаве пришла «Солидарность».

«Поляки тогда запороли проект из-за традиционной для Варшавы русофобии, хотя другие восточноевропейские государства спокойно достроили атомные станции. Эти реакторы вот уже тридцать лет стабильно дают им электроэнергию», – резюмирует Анпилогов.

До катастрофы в Чернобыле в СССР и в странах Восточного блока реализовывалась масштабная программа строительства АЭС по советскому дизайну. После 1986 года ее серьезно сократили, но то, что удалось довести до конца, поражает масштабами.

Решение поляков выглядело странно из-за того, что в «Жарновце» должны были стоять реакторы типа ВВЭР, а не РБМК, как в Чернобыле.

«У поляков была попытка опереться на СПГ, разговор шел о строительстве известного терминала в Свиноустье, но он не стал опорой. Это видно на фоне сегодняшних цен на данное сырье и его ухода на азиатский рынок», – заключает Анпилогов.

Президент фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов
Федеральное агентство новостей  / Степан Яцко

Польша искала альтернативу атомной энергетике, но не добилась осязаемого результата. Варшава не смотрела на зарубежный опыт и постоянно делала ошибки, которые привели к печальным последствиям в энергетике.

«Еще одна польская ошибка на подходе – Baltic Pipe, т. е. попытка диверсифицировать российский газ за счет норвежского, который не будет дешевле. Варшава надеется хоть чем-нибудь заместить атомную энергетику», – констатирует Анпилогов.

С аналогичными целями поляки развивают возобновляемые источники энергии (ВИЭ), но они не могут стать основой генерации даже в богатых странах вроде ФРГ и Дании. Невозможно это и в Польше, потому что это крупнейший в Евросоюзе получатель дотаций.

«Коэффициент использования установленной мощности по ВИЭ в Польше оказался ниже, чем в Германии и Франции. Это континентальная и северная страна, там меньше ветров и солнца», – резюмирует Анпилогов.

В нулевые годы в Польше был оптимизм по сланцевому газу, но от данной идеи поляки отказались по причине ее полной нерентабельности.

«Теперь разговоры идут об атомной энергетике. Своих технологий в Польше никогда не было и не будет, возникает вилка: либо строить АЭС по западному проекту, либо довести с Москвой до ума недостроенную площадку», – заключает Анпилогов.

Предложение Росатома лучше, чем у конкурентов
Инфореактор  / Егор Провоторов

Блоки Росатома дешевле предложений США и Франции, но для поляков это невозможно. В стране подогревается ненависть к Москве, а политическая позиция Варшавы проста: «с Россией строить АЭС нельзя, потому что нельзя».

РФ к польскому тендеру не допустят, поэтому остается два варианта: американо-японская компания Westinghouse и французы из Orano. Но, в отличие от Росатома, у них нет таких отработанных предложений, как реактор ВВЭР-1200.